По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 07.10.17. На костре немых упреков


07.10.17. На костре немых упреков

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

1. Дата: 7 октября 2017 года.
2. Время старта: 21:00
3. Время окончания: 22:00
4. Погода: Пендрагон - ливень, +15 по Цельсию. Дубай - солнечно, облачно, +20 по Цельсию.
5. Персонажи: Юфемия ли Британия, Наннали ви Британия.
6. Место действия: переговорные комнаты.
7. Игровая ситуация: видеосвязь, зашифрованный канал. Юфемия шокирована решением Наннали и новостями, которые пришли из столицы. Но время ещё не потеряно. Юфи уверена, она сможет отговорить младшую сестренку от такой глупости.
8. Текущая очередность: Юфи, Нана.

+1

2

Изломанные дрожью тонкие пальцы принцесса сцепила в замок позади себя. «Она не должна увидеть», - твердила себе Юфемия, всё ещё надеясь, что последние новости не более, чем глупая шутка. Утка желтой прессы… И наплевать, что сообщили ей родные, а не кто-то чужой.
Юфи выглядела отвратительно, и один её вид уже должен был бы насторожить сестру – синие мешки под глазами, тяжелые волосы, убранные в низкий хвост, исхудавшее лицо. Всего за пару дней.
Пока устанавливалась видеосвязь, принцесса с неприязнью смотрела на названия канала. Связывались со СБИ, а не с ЮАР, это давало надежду - это просто ужасная шутка.
- Оставьте нас, - изображение сестры медленно проявлялось, - Наннали?
Голос прозвучал взволнованно.

+1

3

Первый разговор с Юфемией за долгое, показавшееся вечностью время. Наннали сложила руки на коленях, боясь выдать волнение сжатой в кулачках юбке. Желание поговорить, наконец, с родными сменялось страхом и тревогой, которых девочка никак не могла понять для себя.
Все это время девочка старалась избегать разговоров с Юфемией и Ренли, и это было несложно – достаточно было не звонить им первой. Но когда сестра сама запросила сеанс связи, отказываться было бы некрасиво и нечестно… Тем более, что Наннали была рада услышать этот родной, пусть и страдающий, с надломом, голос.
- Юфи, - принцесса подняла слепое лицо на звук из колонок. Она была одна в комнате, решив переговорить с сестрой наедине, даже без Дункана.
И тут же замолчала, не зная, что сказать. «Я рада тебя слышать»? Или, быть может «Как твои дела?»… Слишком тревожно. Голос сестры измученный, уставший, разбитый. В чем же дело? Было страшно подумать, что это все от ее решения выйти замуж вместо Юфемии.
- Юфи… - С болью в голосе, со страхом правды, от которой маленькая принцесса так долго отворачивалась. «Почему ты страдаешь?»

+1

4

- Нана, - принцесса улыбнулась, пропуская улыбку в голос, пусть и со скрытой грустью, - Как ты?
Вместо «почему».  Юфи не была готова услышать ответ.

- Все… - «хорошо ли?» - …В порядке. Со мной здесь очень добры.
Отголоском памяти стыд за такой ответ – премьер-министр Куруруги тоже был добр.
И, немного помолчав – слабая попытка прорвать информационный вакуум, которым окружили ее люди Шнайзеля, Ренли и будущего мужа:
- Лелуш… он?..

+1

5

- Связывался с нами, - разговаривать оказалось легко, Юфи со стыдом признавала, что пасовала перед этим, совершенно забыв о случившемся с сестрой в далеком прошлом.
- Он в порядке, я думаю. Возвращаться не хочет, - «и правильно делает», добавила про себя. Нану вернули и тут же… продали.
- Это Шнайзель? – Удалось сказать спокойно, не выдавая болезненного «почему ты несешь наказание за меня».


Камень с души – одной болью в сердце меньше. Короткий кивок – она не винит брата, что он нашел возможность связаться со всеми, кроме нее. У него свои причины на это, и она верила Лелушу. Пусть так. Пусть будет свободен.
Кудряшки качаются в едином ритме. Шнайзель здесь ни при чем.
- Нет. Я, - тихое признание дается тяжело, и девочка опускает лицо.

+1

6

"И смотрю тебе в глаза, и не знаю что сказать... Лишь бы не было войны." (ц)
Юфи обессилено опустилась в кресло, неосознанно скопировав позу сестренки. Всё так, как она и думала. Вспомнились её слезы после разговора с братом в комнате Наннали. Так давно, но столь разрушительно…
- Ты всё испортила, - произнесла глухо, отогнав все свои «почему». Они не были столь уж разными, Юфемия бы поступила точно так же, защищая младшую сестру. И её счастье. Будь её воля, она бы не попросила разрешения у Валериана поехать в Академию. И ничего бы не произошло.
Сейчас третья принцесса не хотела жалеть и, одновременно, расстраивать сестру, закусывая губу до крови. Не хотела говорить обо всем случившемся. Сестре и так было нелегко – Юфи видела. По заломленным бровям за мгновение до ответа, вынужденному кивку, спрятанному лицу…
- Сузаку вернул знак. - Голос дрогнул и резко взлетел вверх, - Желание исполнилось! Я же сделала этих журавлей… - уже вновь тихо, Нана поймет. Поймет, что с судьбой играть нельзя – желание глупой принцессы было исполнено, но ценой её счастья. И счастья окружающих.

+1

7

Все испортила…
Эхом в голове, болью в душе – ладони дрогнули, сжимаясь в кулаки.
Все испортила.
Правда, от которой она пыталась бежать, и которая все же настигла. Так неумолимо, так грубо, так жестоко.
Испортила…
Слез нет – лишь осознание ужаса произошедшего.
Первыми словами должны были быть не «Как твои дела?» и не «Я рада тебя слышать» - но «Прости» со дна разбитой вдребезги души. Она должна была понять, должна была предугадать, что Юфемия не примет такой жертвы, не простит за это – и это страшнее всего. Умереть заложником не так страшно, как терять любимую сестру.
Но дальше только хуже.
- Как?.. – Не может такого быть… Сузаку так любил свою принцессу, так тепло говорил о ней, так заботился…
И это тоже ее вина. Это из-за нее Сузаку потерял контроль, забился зверем в тисках в бесплотной попытке вытащить из этой ловушки подругу детства.
«Я все испортила».
- Журавли, - с тихим стоном, на выдохе. Конечно же… Цена желаний, вкус их исполнения соленой как слезы золой на изломленных сожалением губах. – Шицу говорила, что с желаниями нужно быть осторожной…
Как глупо было ей не поверить, отмахнуться от ее предупреждения!
- Ценой моего желания стала разлука с Лелушем, - признала она. Как тяжело поверить в магию наивной мечты, но это повторяется снова и снова.

+1

8

Одной болью на двоих.
- Это его выбор, - «плата за выбранное мной», - Юфи же не спросила, спокойно взяв то, что причитается ей по праву рождения.
- Но всё будет хорошо, - поспешила успокоить сестру, помня об их дружбе. Принцесса сделает всё, чтобы рыцарь чувствовал себя спокойно и шёл к выполнению своей мечты без оглядки на неё. Чистокровные его не побеспокоят, как не побеспокоит никто.
- Вы ещё встретитесь, - улыбнулась, потянувшись кончиками пальцев к экрану, стремясь разгладить хмурый излом на лице сестре.
Юфемия не скажет ничего о случившемся. О своих страшных воспоминаниях и смерти маленькой Абаль, что была столь похожа на отражение сестры. О тех, чьи призраки навсегда замрут за её плечом. Верные стражи, злые демоны, сила, которую ей не постичь. О своих догадках, о невозможном старшем брате, о своей никчемности и бесполезности. О бумаге, чью ровную поверхность избороздили изломанные линии.
Она не хочет винить Наннали во всем, а иначе не получается. Но принцесса сжимает руки в кулачки, устыдившись своего порыва.
- Что произошло в аэропорту? – Юфи не дура. Видеосвязь с Ренли и Сузаку была не из комфортабельного кабинета её брата. Она желает знать – что произошло, что подтолкнуло сделать шаг к хрустальному звону разбившегося счастья.

+1

9

Наннали слышит сестру, хочет ей верить, но не может, знает, что все не так. Она уже боится желать чего-либо. Кто заплатит за их с Лелушем воссоединение, и будет ли оно таким, каким она хочет его видеть?
Журавли не полетят в небо. Чистая легенда, оскверненная руками двух принцесс, желающих чего-то больше, чем им доступно, рассыпалась в прах, оставив лишь обгоревший каркас когда-то прекрасного творения рук, увы, нечеловеческих. Не стоило им касаться силы, которой они не понимали – и никогда не поймут.
Юфи спрашивает про аэропорт, и Наннали вздрагивает, пораженная догадкой – сестра ничего не знает. Ренли ничего не рассказал ей, и маленькая принцесса не знает, как ответить. Имеет ли она право раскрывать эту тайну? Есть ли в ней силы признаться в том, что сама – пусть невольно – своим эгоизмом разрушила счастье любимой сестры?
Должны быть. Должна. Юфи имеет право знать правду, какой бы она ни была.
- Сузаку чувствовал… - Совсем как тогда, в поместье Куруруги. – Чувствовал, что я в беде. Он хотел защитить меня.
Сдержать данное семь лет назад обещание. Однажды он сделал это, пойдя против родного отца. Сделал бы и снова, пойдя против всего мира.
- Он пытался забрать меня из аэропорта и не отпустить в Пендрагон.
«Был готов убивать и своих, и чужих ради этого».
Наннали замолчала под гнетом озвученного признания и невысказанных догадок.
- Я не знала… - Вялая попытка оправдаться. Какая кому разница – знала ли, хотела ли? Результат все одно, все тот же.
«Прости» так и остается лишь безмолвной мольбой. Невозможно простить за разрушенную жизнь, за столько боли. Нельзя просить невозможного – а платить ей больше нечем кроме счастья тех немногих близких, кто еще не отвернулся от нее.

0

10

Правда неприятно отдается где-то в глубине самой Юфи. Неприятно и то, что брат скрыл, хотя и его мотивы тоже ясны. Её все от всего оберегают… Зачем? Комнатное растение не принесет пользу, лишь красиво зацветет на один сезон.
- Правильно хотел, - с неожиданной даже для себя злостью произносит Юфи. Наплевать на все – чувства, положение, обязанности, если только всего этого можно было избежать. Пусть и ценой многих жизней доверенных людей.
Но уже ничего не исправить.
- Всё будет хорошо, - врёт Юфемия, но сама отчаянно хочет в это верить. Она уже ничего не исправит – Шнайзель рассмеется ей в лицо, если она попросит вновь сменить невесту, переиграть очередной сценарий. Политический престиж важнее счастья младших сестёр. Британия не может менять свои решения, как последняя истеричная дама.
- Дункан с тобой? – Спрашивает. Рыцарь младшей сестренки столь похож на Сузаку. Если он рядом – она будет спокойна. Он сможет защитить Наннали от всех, кроме неё самой, и это самая большая проблема.

+1

11

Быть может и правильное желание, но привело оно к страшным последствиям. Одно только успокаивало – Юфемия разделяла позицию своего рыцаря, как бы нелегко ей это ни было, понимала его. А значит, еще есть шанс, что они не расстанутся.
- Будет, - согласилась Наннали, однако даже маленькая принцесса знала, что «Все будет хорошо» - это молитва обреченных людей, потерявших надежду; попытка обмануть окружающих и самому поверить в эту ложь.
- Да, даже сейчас рядом, за дверью.
Стоит ей только позвать – и Дункан немедленно войдет в комнату и защитит ее от любой опасности. Иногда хотелось закричать, чтобы он спас ее от раздирающей душу боли, но страшно было обречь его на судьбу Диармайда, а теперь стало еще хуже – из опасения потерять и его.
- Позволь мне поговорить с Сузаку. Я знаю, что он не хочет оставлять тебя.

+1

12

- Не нужно, - Юфи мотает головой, тяжелые пряди бьют по лицу, как пощечины упреков. Принцесса злится, стирая резкими отрывистыми движениями ладоней влажные дорожки со щек – она и не заметила.
Не нужно разговаривать с Куруруги. У него есть время подумать – она вернется через несколько дней, и они поговорят сами. Он вернет знак в её руки или не вернет совсем, оставшись верным своей клятве.
Кто знает, как повернется. Доживет ли она до возвращения в сектор, сможет ли смотреть ему в глаза и каким выйдет разговор с братом.
- У меня… - молчание становится неловким, но Юфи не знает, как сказать, - ПТСР.
Принцесса старательно выговаривает сочетание букв, скрывающих её состояние. Она не знает – поймет ли Наннали сразу или спросит потом у более знающих людей. Молча улыбается – зная, что собеседница не увидит, предпочитая, чтобы сестренка всё узнала потом. Она не хочет говорить, но слова вырываются сами и она глушит их, зажимая рот – это столь схоже с истерикой, но сдерживается и не издает ни звука.
А после произносит тихо:
- Я не приеду, прости.

+1

13

Наннали рада услышать отказ. Она не готова еще к разговору со старым другом – и не будет готова, пока не убедится окончательно в этом самом «Все будет хорошо». Сузаку слишком хорошо знает ее, слишком хорошо чувствует ее настроения – маленькая принцесса не смогла обмануть его чутье в тот раз и едва ли сможет в следующий. А пока она не уверена в своем счастье, он не передумает отступиться.

Быть может, ей и вовсе никогда больше не доведется с ним заговорить, если ее отправка в ЮАР окажется чем-то столь же дурным, насколько представляет ее Дункан.

Наннали не знает такого – а набор букв кажется резким скачком в качестве связи, неровным шипением ненадежной конференции. Поглощенная своими тревогами она даже не замечает страшной тайны сестры.

- Ничего, я понимаю, - Наннали и не надеялась, что Юфемия прибудет. Скорее всего, ее не пускают старшие – Ренли и Корнелия.

- А Ренли, он? – Наннали не говорила с братом с момента отъезда и опасалась возможного разговора. Едва ли он так уж рад ее самовольному решению. В одном вопросе девочка спросила сразу обо всем – и будет ли он на ее свадьбе, и как он отнесся к произошедшему.

+1

14

- Ренли приедет, он не может не приехать, - улыбается, малодушно радуясь увечью сестры – она не видит её слез и вымученной улыбки, не может почувствовать дрожь рук, - и добавляет: - Он вряд ли рад, но поймет, должен понять.

«Меня же понял», - проговаривает про себя Юфи, не отводя взгляда от Нанны по ту сторону. За спиной у юной принцессы гордо развешен флаг их империи – их родина, призвание и проклятье. Лев рычит на змею, воплощая собой отвагу и силу, но никто не думает о коварстве и яде змеи. Сильная империя сильна лишь потому, что не ценит даже собственных дочерей. Данный брак четвертой принцессы оскорбляет всю императорскую семью, но Шнайзеля это не волнует – Британия заключила очередной выгодный союз, чтобы медленно отравить своим ядом.

Юфемия не может больше обвинять сестру – она сама все решила и это достойно уважения. Кто она, чтобы выговаривать этой сильной девочке, выросшей не в тех условиях, в каких должна быть принцесса?

- А я у Корнелии, - смеется тихо, подвергая опасности старших, но Юфи думает, что специалисты старшей сестры озаботились о том, чтобы разговор никто не записал. Ведь даже в столице её уважают и есть верные сторонники.

- Она готова была объявить войну… Ты спасла тысячи жизней, сестренка, - ободряет Юфи, но в голосе слышится вина – это её место, её наказание. Она должна была выйти за африканского «принца» ради договора о мире.

+1

15

Хотелось надеяться, что поймет. Да только Ренли всегда слишком любил семью – больше, чем это дозволено принцу. Его братья – Кловис и Валериан – поняли бы, но Ренли – едва ли.

Странный это получался разговор – сестры о большем умалчивали, чем говорили вслух. Неловкость той первой их встречи после долгой разлуки уже развеялась, но теперь вместо нее была непреодолимая стена из опасений и стыда. Когда все стало так печально?

Хотелось коснуться руки Юфи, прижаться к ней щекой, сказать что-нибудь простое и честное, например «сестренка, мне так не хватало тебя», но они были слишком далеко друг от друга.

- У Корнелии? – Неподдельно удивилась Наннали. – Но это же…

Никто не знал. Честно сказать, девочка не следила за новостями в последнее время и не знала о вести о плохом самочувствии принцессы Юфемии, но все при дворе, включая Нану, знали, что та сейчас в 11 секторе.

А Корнелия… Наннали пыталась вспомнить, что знает о текущем состоянии сестры – кажется, она воевала на Ближнем Востоке?

- Войну?.. – Облегчением стала мысль «Все было не зря». Конечно же, это вполне в духе Корнелии, стоило бы догадаться.

+1

16

- Да, это было неожиданно даже для меня, - выразила своё согласие принцесса и поспешила добавить: - Не рассказывай никому. Если старший брат узнает, у них будут проблемы.
Под братом Юфи имела в виду, конечно же, премьер-министра империи. Шнайзелю вряд ли понравится как оперативно и слаженно действовали младшие, спасая третью принцессу от его решения. Впрочем, он был не глуп, мог предугадать этот ход Ренли и Корнелии… Юфи порой казалось, что всё бесполезно – в столице всё равно все знали, снисходительно разрешая им играть пока можно. Словно кот в охоте за птицей – таится, пока та развлекается с подругами, чтобы после резко напасть, разорвав мгновения счастья.
Оставалась надежда лишь на то, что кот не сможет совладать с хищной птицей…
Юфи было стыдно – её бросилось защищать столько народа, тогда как ради Нанны поднялся против системы лишь один Сузаку. То, как выросли принцессы, явственно воздвигало стену между ними – прозрачную, неосязаемую, но стоит попытаться пройти вперед, как помешает холодное стекло.
И третья принцесса не поменяла бы свою жизнь на другую. Юфи и представить не могла – как жить без опеки сестры и братьев. Она бы не смогла.
Юфемия судорожно вздохнула, подумав об этом. Нужно было заканчивать разговор, но не хотелось отпускать Наннали. Она её не скоро увидит, так и не поехав на её свадьбу. Не потому, что не желает, а потому что всё было слишком сложно для выхода в свет.
- Я возвращаюсь в 11 сектор через пару дней, там уже работы скопилось… А ты будешь на свадьбе Ренли? – Юфи не знала точно, но церемония для старшего брата должна была пройти в Японии. Так ей казалось верным.

Отредактировано Euphemia li Britannia (2014-07-17 20:01:53)

+1

17

- Конечно, - Наннали улыбнулась, радуясь тому, что Юфи тоже пытается преодолеть стену, ставшую между ними. Общие секреты сближают лучше всех прочих тем для разговоров.

Наверняка брат Шнайзель был бы недоволен, узнав о том, что произошло на другом конце света, в 11 секторе. Если бы Наннали не выдвинула себя вместо сестры, наверняка случился бы скандал – и действительно едва ли удалось бы избежать кровопролития. Но против кого поднялась бы Корнелия – против ЮАР или против родного брата, пообещавшего Юфемию африканскому мужчине?

Девочка качнула головой.

- Едва ли, - ее негласный статус заложницы не позволит покидать ЮАР. Кроме того, у Наннали были большие планы, о которых она решила поведать сестре – впервые, ведь прежде она никому о них не говорила. – Знаешь, я не хочу снова оказаться заложницей. Тогда меня защищали Лелуш и Сузаку, но теперь…

…Теперь их не было рядом с ней. Рядом был только Дункан, которому она причинила столько боли, что не смела ждать от него защиты – слишком эгоистично это было бы с ее стороны.

- …Теперь я должна полагаться на свои силы. Я буду женой самого влиятельного человека в ЮАР и губернатором этой страны…

«Я хочу, чтобы они полюбили меня», - снова слишком эгоистично. Стало вдруг стыдно говорить об этом доброй и чистосердечной Юфемии, но останавливаться было бы некрасиво и нечестно.

- …Быть может, если я узнаю их получше… Их язык и культуру, их привычки и правила…

Наннали запнулась. Императорской семье не была присуща искренняя вера в Бога, но вопрос религии всегда стоял твердо и не позволял отходить от общепринятых канонов.

- …Я собираюсь принять их религию. Мне читали книги о культуре ЮАР – они очень набожны…

Дальше был еще более сложный шаг – пойти против старшего брата. Это требовало смелости, которую Наннали надеялась получить в одобрении Юфи.

- …Шнайзель назначит одного из своих людей вице-губернатором. Но вступив в права, я смогу повлиять на это решение и поставить на его место другого человека. Африканера…

Наннали сама еще не определилась, кого стоит назначить вместо человека брата. Быть может самого Ганнибала Боту? Или его кузена? Все это было слишком сложно, и голова шла кругом.

- …У меня будет только номинальная власть. У ЮАР сохранится самоуправление, и я буду лишь представлять интересы Британии на заседаниях парламента. Но что-то могу сделать и я… Я надеюсь.

+3

18

- Ясно, - Юфемия кусает губы, понимая – младшая сестра выросла. И делает всё, на что она оказалась неспособна. Ей нечего сказать на речь Наннали.

Всё это сложно, так сложно… Пойти против своей империи даже в таких мелочах. Решиться и спасти гораздо больше народа, чем это могло бы быть. Не дать развязать войну и… Получится ли у неё? Юфи смотрит на Наннали со смешанным выражением на лице, моля всех богов, чтобы та не услышала сомнения в её голосе. И улыбается. Вновь сквозь слезы.

- У тебя всё получится. Обязательно должно, - ни капли сомнения в голосе. Когда третья научилась врать?

Юфи верит и не верит в Нану. Хрупкая девочка, воспитанная совсем не так как они. Дети императора, привыкшие получать всё, стоит лишь попросить. Нана была другой. Нану восстановили как принцессу, но воспитание от этого не появится, словно по мановению волшебной палочки.

Юфемия и не знает какими стали они с Лелушем за то время, пока жили самостоятельно. Выживали.

Принцессе хочется знакомиться с ними заново, прикасаться кончиками пальцев к их общему быту. Но любимый старший брат теперь лишь голос из бездушного пластика и цели, которые он обязательно выполнит, а младшая сестренка – такая сильно-слабая девочка, идущая против системы. Юфи ничего о них не знает теперь и у неё лишь есть предположения. Хрупкие и страшные догадки.

У них всё получится. У них – точно. Они не избалованные.

- Всё будет хорошо, - в этот раз Юфи верит и уверенность в её голосе чувствуется непоколебимой.

+3

19

С замиранием сердца ждет маленькая Наннали вердикта старшей сестры, и от похвалы душа воспаряет ввысь. Камнем вниз сомнения – если уж Юфемия говорит, что все получится, то все так и будет.
Юфи старше, умнее. Она обучалась в элитной школе и знает о политике куда больше маленькой Наны, которую берегли от всего мира подобно драгоценному цветку. Даже во время атаки Британии Лелуш смог сберечь ее, не дал страху войны коснуться искалеченной слепой девочки. Стараниями брата она жила беспечно и счастливо столько лет – но по этой же причине она ничего не знала о внешнем мире.
Уроки истории, географии, изучение языков и религий никогда не смогут заменить жизненного опыта. То, что сопутствовало Юфемии на протяжении всей ее жизни, никогда не касалось ушей Наннали, и малышка уверена, что старшей сестре лучше знать.
- Спасибо, - выдохнула девочка, а губы ее тронула робкая, неуверенная улыбка. – Если честно… Я немного боялась. Но теперь я спокойна, - вера Наннали в сестру непоколебима, не подвергнута и тени сомнений, а слова ее искренни и честны.
Девочка замерла, а потом вдруг плечи ее поднялись, щеки чуть заалели.
- Я рада тебя слышать, Юфи, - выпалила она на одном дыхании, протягивая вперед руку – так, словно они общались не по видеосвязи, а лицом к лицу, словно сестра могла коснуться ее пальцев. – Я очень скучала.

+2

20

Она улыбалась.

Чёрт возьми, как она могла улыбаться в такой ситуации?

Юфемия прижала ладонь к лицу, закрывая рвущийся всхлип, запечатывая его в себе.  «Спасибо» бьет по оголенным нервам, добивая третью принцессу. Уверенность бьется о стену боли, разрушаясь на сотню маленьких осколков.

Главное, что она поверила.

Остальное становится неважным. И пусть слезы, льющиеся по щекам, обжигают. Наннали поверила, а пока у маленькой храброй принцессы есть уверенность в том, что её поддержат, всё будет хорошо.

- Расскажи Ренли, - словно со стороны слышит свой голос Юфи. – Он поддержит. Если с ним согласятся другие, то ты сможешь противостоять… старшему брату более уверенно.

Юфи не обещает поддержку Корнелии – знает, сестра пойдет на все ради неё, но не ради Наннали. Эта правда, пусть и горькая, пусть и греет, но есть. Юфи это осознала за короткий срок, что провела в Ближневосточной Федерации.

Прикосновение вряд ли возможно почувствовать, но Юфемия на мгновение ощущает теплое касание, которое не хочется забывать. Это всего лишь теплая техника и её собственный слезы, оставившие разводы на мониторе.

- Я пойду, - голос не ломается, Юфи удерживает в нем уверенность. Сильную, непоколебимую – правда уже сама не представляет в чем она уверена. В том, что Наннали справится или в том, что все рухнуло и мосты уже не восстановить? Она не знает.

- Связывайся со мной в любом момент, я тебе отвечу. Хорошего пути, - «пути, который ты выбрала, который может возвысить тебя и погубить в равной степени».

- Будь сильной, Наннали, - шепчет едва слышно, когда тянется и обрывает связь.

Эпизод завершен

Отредактировано Euphemia li Britannia (2014-09-04 19:11:31)

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 07.10.17. На костре немых упреков