По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 09.10.17. Твое отражение


09.10.17. Твое отражение

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Дата: 09.10.17
2. Время старта: 19.05
3. Время окончания: ? длиться должно недолго, но сколько точно - неизвестно.
4. Погода: 9 октября 2017 года
5. Персонажи: Елизавета Романова, Светлана Аксакова
6. Место действия: Санкт-Петербург, императорский дворец, комната императрицы
7. Игровая ситуация: встреча двух сестёр.
Не дождавшись от Елизаветы, ни приглашения, ни послания, ни единой весточки, девушка решила взять ситуацию в свои руки. Поймав какую-то служанку, она попросила провести её к императрице, где бы та не была и чем бы не занималась.
Девушка ворвалась к сестре, примерно так же не заботясь о том, был ли там ещё кто-то и чем Елизавета могла заниматься. Несмотря на это, Люми всё же надеялась на радушный приём и долгий приятный разговор.
8. Текущая очередность: Светлана, Елизавета

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/NewYearCard/2015/10-4.png

0

2

- Отведи меня к императрице! - строго и несколько властно, как учили разговаривать с прислугой, когда что-то нужно, приказала Светлана.
Служанка, что была ненамного старше самой Светы, остановилась и удивлённо воззрилась на девушку. Повисла небольшая пауза, в течение которой эта служанка, видимо, пыталась понять, кто перед ней. Света же, хоть и хотела увидеть сестру как можно быстрее, дала стоящей перед ней девушке пару секунд на раздумье.
- К сожалению, я не знаю, где сейчас находится Её Величество, - вежливо ответила та как раз после этих пары секунд.
- Так найди того, кто знает! - Светлана слегка нахмурилась. - Иначе мне придётся искать самой, а мне бы не хотелось заблудиться тут вновь!
Служанка поклонилась и пулей бросилась куда-то. Света же уставилась в окно, которое находилось недалеко от своей комнаты. По правде говоря, она была бы не против вновь заблудиться. Но только с условием, что её тоже обнаружит какая-нибудь приятная личность. А в этом девушка несколько сомневалась.
Ждать пришлось относительно недолго. Та же служанка вскоре прибежала и вежливо сообщила, что Её Величество сейчас находится в своей комнате, на что Света попросила отвести её туда.
- Да, Ваше Сиятельство, - с поклоном ответила служанка. Очевидно, помимо местонахождения императрицы, она ещё и узнала, кем является Светлана.

- Это здесь? - тихо спросила Света, когда они остановились напротив белых деревянных дверей с позолоченной резьбой.
- Да.
- Хорошо, можешь идти, - девушка отослала служанку, а сама взялась за дверь и осторожно потянула на себя. Дверь тихо поддалась, оказавшись незапертой изнутри. Осторожно заглянув в образовавшуюся щёлочку, Люми увидела спину какой-то женщины со знакомой сестринской шевелюрой. Елизавета сидела спиной к двери за столом. Понять, что она там делала, было весьма сложно, но Свете этого было и не нужно. Как только она убедилась, что её старшая сестра действительно здесь, Люмьера тут же распахнула дверь.
- Элиз! - радостно воскликнула она, назвав сестру на тот злополучный французский манер, который был так долго принят в их семье, что даже спустя много лет, когда мода на французский несколько ослабла, Света по привычке продолжала мешать французский и русский язык. Впрочем, они оба были ей, считайте что, родными, так что это было неудивительно.

+3

3

[npc]62[/npc]

Отражение хмуро смотрела на Елизавету Романову, урожденную Аксакову – именно сегодня, когда Императрице сообщили о прибытии сестры, она особенно остро вспоминала все, что было в прошлом: детство и юность, проведенные вместе с Люми, положенную на алтарь семейной славы молодость.
Елизавета не желала встречи с сестрой, отлично понимая, что означает приезд Светланы. Семья не доверяет положению старшей дочери, не верит в ее власть и готовит очередной плацдарм для семейного благополучия – разумеется, в том виде, в котором видел его отец.
Императрица уже смутно помнила те счастливые времена, когда она еще любила сестру. То время давно прошло, а Лизу Аксакову раздавил жестокий пресс придворной жизни – она сломала всю себя, чтобы взрастить на обломках новую личность – Елизавету Романову. Та прежняя девочка не выжила бы в хитросплетении дворцовых интриг, как не выживет и Светлана – потому что в Императрице уже не осталось светлых чувств к родной сестре.
Непослушные волосы никак не укладывались под жесткой щеткой. Елизавета едва успела расчесать одну половину пышных волос, когда в комнату ворвалась гостья – ожидаемая, но не слишком желанная.
- Я говорила тебе не приезжать сюда, Люми, - холодно прокомментировала она, не поднимаясь с места.
В комнате было темно – в октябре темнеет быстро, но Елизавета не спешила включать свет, ограничиваясь несколькими свечами на прикроватном столике. Все богатое убранство комнаты спряталось в темных углах, и лишь две сестры яркими пятнами выделялись на фоне общего мрака – одна еще светлая, юная, а вторая – уже потухшая.
А Светлана выросла, похорошела – и от этой мысли Елизавета злится еще сильнее. Распрямились изящные плечи, округлились формы – даже под пышным нарядом видно, как хороша Люмьера.
Никто не мог бы стать ей более страшной соперницей, чем родная сестра, взращенная в тех же условиях, что и сама Елизавета. Светлана знает правила этой игры, и обладает огромным преимуществом по сравнению со старшей сестрой – она молода.

+3

4

Приём оказался не таким, каким его себе представляла Света, далеко не таким.
- Я говорила тебе не приезжать сюда, Люми, - голос сестры был так холоден и сух, как только можно было себе представить. Она даже не посмотрела на Светлану, будто та - всего лишь случайно побеспокоившая покой императрицы знакомая. Это было неправильно. Это было неправильно настолько, что Люми даже на мгновение растерялась. Всё должно быть не так, абсолютно. Елизавета не должна была говорить так, в её голосе не должно было сквозить столько безразличия...
Что-то случилось. Что-то определённо случилось за эти семь лет. Сделав такой вывод, Светлана слегка нахмурилась. Что же могло случиться, чтобы сестра так с нею разговаривала? Её заставили? Шантаж? Угроза? Или Елизавета считает дворец слишком опасным местом и потому приходится прибегать к такому тону? Или...
Светлана легонько тряхнула головой, сгоняя с себя эту мрачноватую задумчивость. Сейчас не время делать какие-то выводы, нужно вначале поговорить. Просто поговорить, не задавая никаких провоцирующих на ответ вопросов: Елизавета была всегда более осторожной, потому вряд ли удастся получить от неё чёткий правдивый ответ на чётко поставленный вопрос.
- Веришь или нет, но я и сама не горела желанием сюда приезжать. Но знаешь, если выбирать между дворцом и тем старым усатым герцогом в чёрном фраке, что постоянно вызывал у нас приступ смеха, за которого меня пообещали выдать замуж, я лучше выберу поездку во дворец, - ответила девушка, как ни в чём не бывало, при этом разведя руками и пожав плечами.
Это старый усатый герцог действительно имел место быть. Ничего точного Светлана о нём не знала, кроме того, что он стар и имеет за плечами кое-какое влияние и огромное состояние. Другой вопрос, что родители ничем ей таким не грозились. Но Люми была просто уверена, что рано или поздно сей вариант пришёл бы им в голову. В конце концов герцогу действительно оставалось жить недолго, наследников у него кровных не было, а посему являлся идеальной кандидатурой. Детей от него, правда, не завести, но... Богатые молодые вдовы всегда были желанны.
Во время ответа, девушка чуть глубже зашла в комнату. Зашла так, чтобы видеть лицо сестры в зеркале. И увидела. Хмурое, жёсткое, недовольное. Свечи на столе горели ровно, но иногда вздрагивающее пламя обостряло черты, делая лицо несколько более хищным. В движениях Елизаветы тут же появлялась какая-то резкость, будто она не просто пыталась расчесать волосы, а скрыть за этим всё недовольство от приезда младшей Аксаковой. Люми невольно поёжилась. Увиденное в зеркале ей не понравилось. Не такой она помнила сестру, не такой...

+1

5

[npc]62[/npc]

 

Она помнит того усатого герцога, но воспоминание о нем не вызывает и тени улыбки на лице Императрицы. Это было давно, в той, далекой жизни, и было так далеко от теперешней Елизаветы, что и смысла в этом всем никакого не было. Кроме одного – лучше бы Светлана вышла замуж за усатого, ушастого, клыкастого или какого еще угодно герцога, графа или простолюдина, но не появлялась во дворце. Здесь ей не место – не место было семь лет назад и особенно не место сейчас.

- Герцог Страхов, - имечко ему было, конечно, под стать, - не самый плохой вариант, Светлана.

Голос Елизаветы прозвучал практически укоризненно, совсем в детстве, когда она отбирала у младшей сестры любовные романы, читая нотации о вреде подобного чтива для неокрепшего девичьего разума. Конечно, тогда это не мешали самой Лизе читать подобные книги, но она всем примером своей жизни убедилась, что действительно читать этот романтический бред не стоило.

- Богат, не имеет прямых наследников, стар.

Елизавета говорил так, словно предлагает выйти замуж не родной сестре, а какой-то совершенно посторонней ей барышне – безучастно, холодно, спокойно.

Она имела право на такой тон. В конце концов, она сама заплатила схожую цену.

- Когда ты отправляешься обратно? – И тут же добавила, зная, от кого в головке Люми вообще появилась идея приехать: Что сказал отец?

0

6

- Герцог Страхов - не самый плохой вариант, Светлана.
Света с сомнением посмотрела на сестру. Задумчиво и оценивающе. Прошлая Елизавета такую чушь точно не сказала бы. Но сейчас здесь можно было увидеть явно другую женщину, и младшая Аксакова убеждалась в этом всё больше и больше. И если от прошлой личности что-то и осталось, то она была запрятана так глубоко, что прочувствовать её пока что не имелось ни малейшей возможности. Даже Люмьере, которая, как ей казалось, знала и любила сестру, как никто другой. "Что же они с тобой сделали, Элиз? Нет, что же ты с собой сделала? Чем дворец и все тут обитающие заслужили такую честь?"
- Если тебя потянуло на старых людей, можешь сама пойти и предложить герцогу Страхову руку и сердце, - отозвалась Света без особого энтузиазма. - А я не хочу потом бегать от назойливых охотников за вдовьим состоянием, а так же от обвинений в смерти мужа. Ты и сама знаешь, что найдутся злые языки, которые с радостью повесят на меня отравление мужа или что-то ещё вроде этого...
Девушка едва заметно скривилась.
- Когда ты отправляешься обратно? - задала вопрос сестра после короткой паузы и поспешно добавила: - Что сказал отец? - в голосе Елизаветы Свете впервые за весь их недолгий разговор почудилась толика заинтересованности.
"Так сильно хочешь от меня избавиться?" - с горечью подумала Люми и тихо вздохнула.
- Пока не знаю. Отец прямо сказал: "Пока не будет результатов, домой можешь не возвращаться!" Так что придётся ждать хоть каких-то результатов. К тому же мне нужно некоторое время, чтобы обдумать сложившуюся ситуацию. Нужно придумать, что и как сделать, чтобы выйти из ситуации с наименьшими потерями. Потому что мне не хочется ни выходить за герцога Страхова, ни превращаться в то, во что превратилась ты, Элиз.
Сказав это, девушка грустно улыбнулась и отвернулась, встав лицом к двери и собравшись уходить. Она не могла здесь более находиться. Ей хотелось плакать. И ещё сильнее стало желание как можно скорее убраться из дворца и высказать своему папочке всё, что она думает про его амбиции и про сестру, которая здесь явно не чувствует себя счастливой.

+1

7

[npc]62[/npc]

Острыми когтями полоснули по душе слова Светланы, но ни один мускул на лице Елизаветы не дрогнул – она смотрела в зеркальное отражение сестры, рассматривала ее изящную спину, чувствовала всем сердцем ее страдания… И отчего-то была недовольна.

Она добилась своего – Светлана сама желает уехать и сделает это сразу, как только позволит отец. Люми теперь никогда не посмеет встать у старшей сестры поперек дороги… Все складывалось как нельзя лучше, победа в первом раунде была несомненной и безговорочной, с одного удара.

Прощай, Люми.

Так почему же на душе было так мерзко?!

Хотелось сжать кулаки от тупого бессилия, разбить проклятое зеркало, чтобы не видеть дрожащие плечи Светланы – быть может, когда-то любимая младшая сестра плачет, а может – лишь игра неровного света свечей на дорогом наряде.

Елизавета не знала эту девушку более – равно как и Люмьера не узнавала в гордой Императрице прежнюю Элиз. Не знала, не хотела видеть – никогда более, ни сегодня, ни завтра, ни на смертном одре, до которого, быть может, осталось не так уж и далеко: Люми и сама не подозревала, насколько метки были ее слова об обвинениях в смерти мужа.

Елизавета подняла ладонь к лицу, касаясь кончиками пальцев холеной кожи – постарела раньше срока, кожа уже покрылась мелкой рябью, как вода осенью, встревоженная опадающей листвой. Во что она превратилась?.. В старуху, и только. Разве так важно это?

- Если ты не уедешь отсюда, то только такое будущее тебя и ждет, Люми, - глухо отозвалась Елизавета, сама не отдавая себе отчета в том, что обращалась к сестре не ее полным именем, а тем же ласковым прозвищем, что и давно в детстве, когда они были дружны и близки, когда Лиза расчесывала кудряшки младшей и пела веселые песенки. Когда они обе были другими.

Прощай.

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 09.10.17. Твое отражение