По любым вопросам обращаться

к Nunnally vi Britannia

(vk, y_kalyadina)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Личные темы » Юфи vs Нана - ноябрь 2017


Юфи vs Нана - ноябрь 2017

Сообщений 21 страница 40 из 625

1

21

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

22

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

23

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

24

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

25

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

26

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

27

30.11.17. Падение Икара — 21

0

28

15.11.17. Грехи отцов — 22

0

29

16.11.17. Слив засчитан — 23

0

30

16.11.17. Слив засчитан — 24

0

31

Самайн: Лик истины — 25

0

32

[trigger] — 6

~

Легкая на подъем Хана запросто согласилась подменить подругу на пару часов. У той случилось что-то невообразимое, от чего горели глаза и тряслись в радостном возбуждении руки. Достаточное, чтобы бросить так необходимую подработку на первую же знакомую, что попалась на глаза.
Хана не жалела. Если бы девушка осталась на работе, то не выжила бы. Светлые люди должны жить, Хаяси в этом была твердо уверена. И приятное известие было не иначе, как знаком судьбы, подтверждающим это.
Хана не жалела, несмотря на тянущую боль в бедре и боку. Двигаясь, она чувствовала, как щепки и осколки вгрызались в мясо всё сильнее. Она не могла пойти в больницу, не могла дожидаться людей и гораздо больше её волновала разорванная форма. Конечно, необязательно её возвращать такой. Хаяси просто купит новую.
Подруга не должна ничего заподозрить. Хана уже подумала, что скажет о своем побеге с места происшествия. Испуг это правильно для людей. Люди бы тоже испугались, увидев поразительно быструю регенерацию для человека. И кровавые прожилки в глазах.
Хана не хотела раскрытия. Не такого.
Кожу придется рвать заново. Хана поняла это только тогда, когда добралась домой. Всё хорошо, тут безопасно. Плоть срослась вокруг осколков, пока ещё лишь схватилась — можно разорвать и вырвать их из тела собственными руками.
Хаяси включила воду в ванной комнате, как можно громче. Ничего необычного, она просто примет душ после тяжелого дня. Тут довольно тонкие стены, Хана сильно беспокоилась о бдительном соседе. Пока её всё удавалось скрывать.
Кровь была повсюду, а близость к воде лишь усилила её запах. Это мелочи, люди не смогут почувствовать. А она справится сама с собой. Где-то в морозильнике у Ханы было припрятано мясо, она справится.

0

33

[туманные намеки] — 7

~

Стороннему наблюдателю пришлось бы потрудиться, чтобы выявить хоть какие-то эмоции на лице следователя. Для гуля же в клетке это было простым и ненавязчивым делом, получалось само собой. Порпора наслаждался этими редкими мгновениями не от того, что ему было скучно, о нет. Это просто забавляло.

Не последовало ни ответов, ни вопросов на речь узника. Подсказки, если и были, то неизменно ускользнули от чуждого этим стенам слушателя. Проводимый диалог из месяца в месяц не изменял своему течению — узник знал больше, чем должен. Следователь — просил помощи, предпочитая запирать всё личное за пределами комнаты.

Словом, всё было как обычно — спокойно и без лишней экспрессии. На том всегда заканчивалась их беседа.

0

34

13.11.17. Сердце на кончиках пальцев — 8

+1

35

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

36

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

37

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

38

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

39

[FB] Миртовый венок | 26 октября 2014 — 30

+

Мерная прогулка с Джошуа не напрягала Вивиан молчанием: славный мальчишка, он сам не замечал, как радовал омегу уже просто тем, что держал ее за руку своей маленькой теплой ладошкой. Девушка не торопилась нарушить очаровательно-трогательное молчание, но как только мальчик заговорил - немедленно остановилась, чтобы ответить и поддержать начинание юного Лау.

- Нет, - прозвучал честный ответ, и прежде чем Джошуа успел бы поникнуть или расстроиться, предложила: - Быть может, пойдем в комнату с подарками и найдем твой?

Долго уговаривать мальчишку не пришлось. Вернувшись в дом и пройдя несколько помпезных зал, дети заглянули в комнату, полную подарков: должно быть, любой ребенок мечтал о чем-то подобном. Многочисленные коробки и пакеты, украшенные и не простые, блестящие и матовые. Вивиан знала, что раскрывать их она будет в присутствии отца, чтобы Майлз знал, кто и на какой подарок расщедрился. Самой девушке было даже почти волнительно, хотя и десятой доли полученных даров не посмеет она надеть или как-то применить: Вивиан помнила, как негативно относился Майлз к тем вещам, которые дарили ей ухажеры. Даже самые красивые ожерелья и браслеты запрещал он надевать дочери, объясняя это недопустимостью принятия такого знака внимания. Едва ли здесь будет иначе.

Но отец точно не будет злиться, если они вскроют до конца вечера подарок маленького Джошуа, - уверена Вивиан. Принять знак внимания от юного Лау - что тут криминального?

- Ты помнишь, как выглядела упаковка? - Уточнила она у мальчика. Искать по надписям и открыткам тут можно очень и очень долго.


Майлз, разумеется, знал - и подтвердил это коротким кивком. К Доминику он присматривался достаточно внимательно, чтобы знать и чуть больше, чем стал бы рассказывать сам Лау: все-таки, этому человеку мистер Монтгомери мог когда-нибудь доверить свою единственную и бесценную дочь, а где эксцесс с одной омегой, там может проскочить и грубость или халатность с другой. Но Доминик в этом плане был "чист", что, несомненно, располагало к некоторой степени доверия.

- В этом доме давно не было столько гостей, - признал хозяин дома в ответ на похвалу.

С тех пор как умерла мать Вивиан, этот дом стал закрыт для гостей. Немногие приглашались, и никогда это не были шумные празднества. А уж мероприятий подобного масштаба в поместье Монтгомери не проводилось уже почти два десятка лет. Майлз мог только предполагать, что чувствует сейчас его девочка, для которой, в отличие от него самого, это все было впервые. В одном он не сомневался: он воспитал ее безупречно, и в грязь лицом она не ударит.

На некоторое время разговор прервался, и лишь завидев, как Вивиан и Джошуа возвращаются в дом, Майлз снова заговорил:

- Кажется, они неплохо поладили, - заметил он. Оно и к лучшему: ведь если Доминик решит вновь остепениться, то искать он будет не только жену, но и мать своему сыну - пусть не родную, но ласковую к мальчику. Хорошие отношения Вивиан с Джошуа тоже могут сыграть свою роль - а уж со старшим Лау Майлз ее еще познакомит.

0

40

Tea or tear | 26 июля 2015 — 31

+

Значит, брат. Анкель Гуттенберг. Хану нельзя было назвать сплетницей, и если с кем-то и находила она возможным поговорить о своей семье – то явно не с Вивиан, но имя это вместе с той любовью, что неизменно вкладывала очаровательная омега, произнося имена брата и отца, звучало в их беседах не единожды. Монтгомери знала это чувство: то же самое она испытывала к своему отцу, хотя и редко позволяла себе проявить его. Выходит, брат. Любимый старший брат Ханы Гуттенберг.

Кивает благодарно, принимая ароматную чашку и повторяя движение чужое движение, усаживаясь более удобно, но все так же непривычно. Вивиан все еще чувствует себя неловко, теряется в обилии незнакомых жестов – там, где живая и мягкая Хана естественна, ее гостья – скованна и смущена. Ей все кажется, что ее зачем-то оценивают, отмечают каждый ее провал, запоминают всякую ошибку.

Но она абсолютно безразлична хозяину дома, – понимает Вивиан. Настолько, что даже обращения к ней он по большей части адресует через сестру, одарив гостью лишь парой холодных фраз. Обида и подсознательное желание перетянуть на себя внимание альфы борются с изрядной долей облегчения: слова, произнесенные Ханой, в устах Анкеля звучали бы приказом. Подчиниться не было проблемой, сложнее – удержать саму себя под этим напором. Смогла бы?.. Едва ли.

Поэтому, быть может, слава Богу, что ему нет никакого дела до спасенной омеги?..

Брат и сестра беседуют между собой: они открыты друг другу, их слова заботливы и полны уважения. Примеряя на себя это тепло, Вивиан думает о том, что хотя они с отцом любят друг друга не меньше, никогда они бы не позволили гостю или случайному свидетелю прикоснуться к их – только их! – счастью. Гуттенберги другие: и девушка не может определиться, что это – смелость или расточительность.

Едва заметно улыбается обращению Ханы к ней – вместо ответа. Конечно, какая девушка не любит побаловать себя временами? Но не хочет говорить о сладостях – в принципе не хочет разговаривать, привлекать к себе внимание. Ей едва удалось найти умиротворение в запахе мяты и мыслях об отце. Касается губами кромки чашки, одновременно пробуя напиток и показывая, что ждать от нее ответа нет нужды.

Живот предательски урчит, отзываясь на вкус чая. Теплая волна оставляет в горле парадоксальную свежесть, а глаза невольно следят за выбором Ханы. Следует взять то же самое или выбрать что-то иное? Как назло, просыпается и аппетит, который так долго и упрямо давила запуганная омега. Бояться больше нечего – Хана и ее брат не причинят ей вреда, – но вдали от дома ей все равно неспокойно.

Останавливает свой выбор на десерте с фруктами и, кажется, желе – он кажется наиболее привычным по виду. Расположив чай на столе, забирает приглянувшуюся чашку и ставит перед собой, находит глазами десертную вилку и вновь переключает внимание на хозяев, ведущих беседу.

С вниманием слушает Хану: вот уж действительно, никак не ожидаешь от этой милой и ласковой девушки подобного интереса. Юная Гуттенберг не только красива и добра, но и очень умна – у Монтгомери нет в этом никаких сомнений, тем более, что сама она далека от сложных механизмов и точных расчетов. Должно быть, Хана находит в этом то же упоение, какое Вивиан – в музыке, и ее счастливое лицо – прямое тому подтверждение. И сколько чувств в одном соприкосновении брата и сестры... Она и впрямь поразительная, – с теплотой думает омега. Смелая и душевная, ей хочется доверять, открыться ей навстречу.

Взгляды девушек пересекаются. Вивиан не столько хочет отвечать на вопрос и поддерживать беседу, сколько желает отблагодарить за доброту. Она ищет понимания и сочувствия, пусть и не признает этого вслух, и невольно тянется к Хане.

– Я продолжаю обучение дома, – говорит она спокойно, но внимательный собеседник непременно заметит горечь, оседающую налетом грусти во взгляде. Вивиан слишком многое себе позволила, в том числе – надеяться на исполнение своей бесхитростной мечты. Майлз делал все, чтобы отказ не лишил ее возможности получить желанное образование, но учебной программы и лучших преподавателей было недостаточно. Было что-то еще – что-то, что заставляло Вивиан впервые в жизни просить отца изменить решение.

– Отец пригласил концертмейстера из Института Современного Искусства. Возможно, однажды я буду достойна сольной партии в симфоническом оркестре, – только на это и приходилось рассчитывать. Солистов как правило приглашают со стороны, и Вивиан оставалось только работать усердно, чтобы и впрямь оказаться достойной этой чести. – Я очень этого хотела бы, – почти шепотом, на выдохе.

Честное, искреннее и, вместе с тем, почти тайное желание: на людях Вивиан Монтгомери играла только на фортепиано, а ее увлечение струнными оставалось лишь между ней и преподавателем, что приходил дважды в неделю. Она очень старалась – и мистер Уивер хвалил ее успехи, что вселяло надежды в сердце омеги. Она непременно выступит.. если, конечно позволят отец и муж, которого он ей выберет.

0


Вы здесь » Code Geass » Личные темы » Юфи vs Нана - ноябрь 2017