По любым вопросам обращаться

к Nunnally vi Britannia

(vk, y_kalyadina)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 30.04.14-??. Война в Ливии


30.04.14-??. Война в Ливии

Сообщений 21 страница 36 из 36

21

     На лице Антонова появляется  безобидная ухмылка, а вечно смеющиеся голубые глаза делают его и вовсе добродушным на вид. Сейчас он был больше похож на доброго сказочника из рассказов Андерсена, а не на ветерана нескольких военных конфликтов. И если бы не военная форма и солдатское обмундирование, то никто бы наверняка и не мог сказать, что этот человек способен без колебаний нажать на спусковой крючок.
     — Жить хорошо не запретишь, — с иронией в голосе произнёс он и, зажимая в зубах слегка отдающую сыростью сигарету, чиркнул зажигалкой, закурил. Где-то далеко-далеко от них была слышна почти непрерывная стрельба, сопровождаемая грохотом взрывов. Но эта песнь войны была настолько тихой, что могло показаться, будто война идёт вовсе не здесь, и даже не в этом городе, а совсем на другой земле. Вот только и та, и эта земля — она чужая.
     — Такой шутки нам не простят, — Антонов засмеялся сквозь зубы, стряхивая с сигареты рыхлые куски пепла. — Напомнило, как в деревне, где я вырос, на Чудилы народ тоже любил нервишки пощекотать другим. То брёвна по деревне раскатают, то калитку чью замками обцепят... Мы так однажды с другом забрались в хлев одной большой семьи и поменяли загонами быка с дойной коровой.
     Саня делает смачную тягу. Сигарета горчит, а вдыхаемый дым оставляет на горле едкую плёнку, медленно, с характерным покалыванием заполняя собой лёгкие.
     — Утром старая бабуленция, которая как-то меня крапивой ни за что по спине нахлестала, пошла коровку подоить, — мужчина усмехается, выпуская густое серое облако безвкусного дыма. — Ну и подоила... Бычок молодой был, в непонятках засадил ей с копыта в плечо. Выбил нахрен и сбежал. И смех и грех. Потом гуляли по деревне истории о быке-геронтофиле. А бабулька та ещё лет двадцать прожила.

+4

22

- Да ладно тебе. Неужели не хочется хоть раз побыть плохим мальчиком. - Мария наигранно зевнула. -В крайнем случае скажем, что я тебя совсем достала и отправила спать. Я даже готова выступить в твою защиту.
Она действительно была готова на многое. Но причина не в доброте душевной или каком-то скрытом желании подставить и поиздеваться. Последнее, конечно, определенно было, но не более разумных значений. Почему-то Вуйцик до сих пор казалось, что никому из этих ребят толком доверять нельзя. Может в силу того, что они были выжаты как лимон и казались для девушки слишком старыми, может просто хотелось выказаться полезной и добиться большего уважения. Много чего путалось в голове, да и разбираться во всем этом клубке знаний ей не особо хотелось. Рассказ про деревню зашел как нельзя кстати. Он мог развеять обстановку, которая складывалась у группы во время задания. А складывалась она, что ни говори, скверно.
- Скучаешь небось? - делая глоток своего напитка интересуется Вуйцик. - Как ты вообще из такой деревенской шпаны вырос в такого серьезного мужика. Ну серьезно, так красиво бабульку разыграли, а теперь сидишь тут сыч сычом и говоришь, что не простят. Да кого волнует что будет потом - жить надо сегодняшним днем. Думаешь тогда с коровой вас последними словами не обкладывали?
Гадюка улыбнулась и отставила чашку в сторону.
- Еще как крыли. Я вот тоже помню в детстве любила прикалываться над друзьями.
Девушка чуть откинулась назад и уставилась в потолок.
- Был у меня друг один, Вовкой звали. И кошка у него была долбанутая на всю голову. Ее Дусей звали. Так вот, она вечно корчила непонятные рожи, промахивалась мимо миски с едой и с разбегу вмазывалась в стену. Вообще "Дусей" она была чисто формально, поскольку также отзывалась и на "Васю" с "Петей" и даже на "пошла на хер". За ней так было забавно наблюдать. А еще она мяукать не умела и издавала какие-то крехтяще-пердящие звуки на манер тувинских духовых инструментов.
Мария ностальгически хмыкнула. Конечно, все ее рассказы о прошлом были выдумкой. Она совершенно не хотела вдаваться в свое настоящее "детство", но ситуация была удручающая и как-то поднимать людям настрой надо было. Вот и придумала такой способ - понавспоминает всяких рассказов и вставляет себе в биографию с разной долей вовлечения.
- Жалко только померла рано. А то б я ее приютила даже. Тупо поржать, с животными мне все равно не везет.

+3

23

     — Представь себе — нет, — добродушная снисходительная ухмылка не сходила с лица Антонова. — Оставь людей в покое, Маш.
     На тот момент ему показалось, что нет ни одного человека, кто мог бы сохранять детский задор на войне. И сложно было вообразить, в какого монстра превращается это шкодливое дитё в пекле перекрёстного огня. И от этого ужасающего контраста волей-неволей, но холодела от мурашек спина.
     — Так сложилось исторически, — подмигнул мужчина, использовав свою самую любимую отговорку. — Мы выбрались из деревни, когда мне было четырнадцать. Пришлось очень долго привыкать к быстротечной городской жизни. Даже после поступления в академию мне было непросто с ней совладать. Особенно с городскими, которые очень любили подтрунивать над простачками вроде меня.
     Он потянулся к большой бадье с чистой водой, налил себе пол кружки и сделал несколько освежающих глотков, чтобы просто промочить чуть пересохшее горло.
     — Пришлось изворачиваться и приспосабливаться, так что сама понимаешь — друзей было не очень много. Сейчас и не скажешь, что я всё детство провёл в селе, да и в жизни всё изменилось. Привычка это дело времени.
     Антонов сделал ещё несколько глотков от кружки, после чего откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди.
     — Я животинок люблю, — с улыбкой сказал он. — А жена так и вообще овчарок разводит для погранцов. Одна у нас живёт, да всё с малым таскается. Знаешь, как уматно выглядит? Он из люльки своей выползает, а Герда его за шкирку и обратно. Умная собака, хоть и старая. Ей бы своих щенят пора, да только Маринка настояла стерилизовать. Я всё никак с этой процедурой не смирюсь.
     Антонов шмыгнул носом.
     — Не по-человечески это как-то, — и тут неожиданно рассмеялся. — Наверное, я всё же не успел за жизнью и уже морально устарел.

+3

24

- Наверное, ты просто слишком отличаешься от остальных. - девушка ухмыльнулась уголками губ. - Ты не подходишь для этой работы.
Хотя, конечно, не Марии было судить о том кто на что способен и зачем вообще подвязался в эту телегу. У каждого из них, наверняка, были свои причины, у каждого - собственные скелеты в шкафу. Да и этот добродушный Антонов. Наверняка он занимался этим не просто так. Ну не может же быть чтоб такой семьянин, любитель размеренной жизни ввязался в авантюру с таким сомнительным концом. Это, как минимум, казалось для девушки странным. А спрашивать о всем былом - это такое себе удовольствие. В конечном счете правда всегда остается одна: чем меньше знаешь - тем лучше спишь.
- И что думаешь? - Вуйцик кивнула в сторону окна. - На долго мы еще здесь застрянем? Что-то выстрелы снаружи меня начинают утомлять. Руки им оторвать надо, ну или головы. Хотя, раз уж ты у нас такой спец, стерилизацией можешь заняться. Не то чтоб я одобряю данные методы, но иногда исключение стоит сделать.
Глаза темноволосой метались по помещению, изредка останавливаясь на пустом дверном проеме. Иногда казалось, что вот-вот зайдет группа во главе с Макаровым и скажет "Валите спать". Но время просто неумолимо шло вперед, а никто так и не являлся. Иногда шум за окном утихал, и сквозь пелену тишины можно было различить как отсчитывают секунды наручные часы наемницы. Но ей было бы жутко интересно, что скажут остальные, когда она откажется отправиться на боковую. Вот приходит новая смена, а она такая - "я с вами, пацаны". Будут ли ее убеждать, отправят в приказном порядке, или заставят сортиры драить? Вариантов, как водится, рождалось в голове тонны. Но заряд бодрость из приготовленного ранее напитка никак не хотел покидать тела Марихи. Она была готова даже сейчас броситься в бой, но драться было совершенно не с кем.
- А давай партийку в арм-реслинг, а? - чуть склонив голову на бог Вуйцик перевела взгляд на собеседника. - Нам тут еще леший знает сколько времени сидеть, а картишек я не прихватила. Только чтоб не поддаваться, а то знаю я ваши "девочка, пусть играется". По-честному все. А кто проиграет...
Девушка на секунду задумалась, перебирая в голове возможные варианты награды, после чего, стукнув кулаком о ладонь, громко продолжила.
- Точно, слившийся купит мне бутылку анисовой водки.
Причем сказала она это достаточно громко. Настолько громко, что, казалось, могла разбудить этим даже спящего слона.

+3

25

     — Скажешь тоже, — Антонов прыснул в кулак. — У меня были свои причины идти сюда. Пару раз я успел передумать, но оба раза уже тогда, когда давать по тормозам было слишком поздно. А когда стало можно на пенсию — то потом куда? Протирать штаны на КПП в ЧОПах в смене два-два? Есть такая штука, кризис среднего возраста называется. Тебе он ещё не светит, а на мой возраст самый разгар приходится. И это дерьмо не даст тебе выбрать стабильность, даже когда у тебя есть семья и маленький сын.
     В глазах Александра читалась глубокая задумчивость; со стороны казалось, что теперь его беспощадно терзали на куски мысли о жизненных ситуациях и своих проблемах. Впрочем, продлилось это недолго — жизнь есть жизнь, а на войне как на войне. Здесь чисто физически невозможно слишком долго думать о жизни. А если рискнешь преодолеть этот порог — моргнуть не успеешь, как окажешься в братской могиле.
     — Кто знает, — Антонов поморщился. — Если всё хорошо пройдёт, то завтра аборигенов этих выбьем с позиций. Если не всё хорошо — дня через три-четыре. В наихудшем же случае... К чёрту его, Мань, к чёрту.
     Было видно, что несмотря на преисполненные флегматизмом слова Антонова, мысль о наихудшем случае ему совсем не нравилась. Особенно этому способствовала доносившаяся с улицы пальба.
     — Да брось, неужто натренировалась? Ну-ка, давай-ка попробуем, — поставив локоть на стол, Антонов жестом открытой руки показал, что принял её предложение. — Куковать всё равно ещё долго. Смотри только не надорвись как в прошлый раз, ха-ха!
     

+3

26

- Плохо, - Мария не опустила взгляд, голос ее не стал менее задорным и жизнерадостным, но в эмпатических всплесках можно было без труда уловить жалость и сочувствие.- Хотелось бы закончить пораньше и немного отдохнуть. Эти перелеты становятся какие-то утомительные. И ладно бы мы делом каким занимались - так суемся по каким-то туземным квартирам. За время, что мы тут просиживаем штаны, могли бы уже пару раз точно выбить их за пределы города. Что мы с ними в кошки-мышки играем...
Вуйцик озадаченно моргнула, но ничего не сказала. Даже в словах Антонов слышались отголоски переживания за себя и товарищей, тот самый вариант, который он даже рассматривать не хотел, но гадюка не испытывала ровным счетом ничего. Она уже три года работает с этими людьми, и, если подумать, никто из них не стал ей за все это время дорог. Разве что к Макарову девушка испытывала какие-то странные чувства, природу которых объяснить толком сама не могла, но они точно не укладывались в клише опасений и возвышенного. И даже изъяви Мария желание это изменить - легкой тенью с собственной реальностью всегда будет скользить ее прошлое.
- А посылать случаи к черту - не очень хороший метод. Об косяк лучше постучи. - девушка мило улыбнулась и, с силой подбив табурет к столу, опустилась напротив товарища. - А еще не стоит так меня недооценивать. Это вы только стареете да пивные животы отращиваете. А я вот, например, акву в добрые пятьдесят кило в легкую перемалываю. Давай сюда свою ручищу. Тебя даже не спасет тот факт, что моя рука в воздухе будет! В легкую разложу!
Конечно же Вуйцик себя подбадривала. Как ни крути, победить действующего армейца в схватке не так и просто. Радовал лишь факт, что водку она все равно покупать себе планировала. А так - есть шанс оную за бесплатно получить.

+3

27

[dice=5808-1:6:-1:1-3 - Антонов, 4-6 - Вуйцик]

0

28

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

29

- Кто знает, - Мария довольно улыбнулась и откинулась на спинку стула, сверля взглядом потолок. - Я не шибко умная и не особо разбираюсь в этом. Да и все эти книжки... Разве в них хоть что-то может быть хорошего? Только и делают, что пудрят мозги людям. Хотя мне бы хотелось верить, что этот господь действительно существует...
Она раскачивалась на стуле, погруженная в свои мысли и как-то искренне детско улыбаясь. Там, за окном, все еще раздавались взрывы, люди что-то кричали, а металл скрежетал словно его в сотый раз подряд пустили под пресс. Но разве это кому-то важно в этот момент? У них так мало относительного спокойного времени, что невольно начинаешь любить такие моменты и находить в них свои плюсы.
- Знаешь почему? - Вуйцик прекратила свои маятниковые движения и замерла на месте. - Хочу в один прекрасный момент явиться к нему и навалить п#@&зды. За все, что допустил и чего можно было бы избежать. Так живется легче.
Но, возможно, где-то в глубине ей хотелось быть хотя бы чуточку похожей на Антонова. У него хотя бы есть родители. Для той, кто много лет назад потеряла все, слово "предки" было столь же пусто и непонятно, сколь размышления товарища о всевышнем и его великой силе. Она бы тоже могла сожалеть о прошедшем, думать и пытаться все вернуть. Но какой в этом толк, если ты внутри давно уже мертв. Так ей казалось. Или она просто хотела так думать... Её девизом уже столько лет было выживание, что даже став машиной убийства она никак не могла заполнить пустоту внутри себя. Даже наоборот, только в пылу битвы, на острие ножа, она могла хотя бы начать что-то испытывать. Это давно стало ее наркотиком, хорошо скрываемым самым сокровенном желании, о котором она никому не говорила. И потому эти люди казались ей странными. У них у всех было нечто, чем она не обладала. И именно это притягивало полячку к себе. Она как ментальный вампир пила из них соки и погружалась в их жизнь. Иногда даже сама начинала путаться в том вранье, которое родилось за ее улыбающейся маской безответственности и взбалмошности. Но ей нравилось жить здесь, с ними. В их окружении она искренне улыбалась, смущалась и даже испытывала какие-то эмоции. Гадюка ценила это, и готова была совершить многое ради этого сборища столь разношерстных ребят. Только бы не терять эту красную нитку.
- А еще я люблю Наполеон. Хотя этого волнует...

Отредактировано Maria Wojcik (2017-03-13 22:45:37)

+5

30

     Услышав столь смелое и отважное заявление, Саня даже рассмеялся — в этом была вся Манька. Плевать она хотела на все правила, международные законы, военные уставы, моральные нормы, церковные каноны. Вуйцик была из тех, кто был собой, несмотря ни на что. Одних это отталкивало, других притягивало. Но тех, кто испытывал оба эти чувства одновременно, в конечном счёте было куда больше. И в беде, и в радости, Мария Вуйцик оставалась верна самой себе подчиняясь лишь своим собственным законам. Церковь назовёт это страстями. Психолог — поведенческими установками. Суд — моралью и корыстью. Но кто бы как ни называл — для Вуйцик ничего не изменится.
     — Я всегда считал, что таких людей нам недоставало, — Антонов, немного успокоившись, крепко затянулся, а затем выдыхнул едкий сигаретный дым, облако которого растворилось почти сразу. — Надо бы проветрить, а то вся квартира пропахнет.
     Лейтенант встал с места и настежь распахнул простецкое деревянное окно, которое одно из немногих чудом пережило перестрелку и сопутствующие ей мощные вибрации от взрыва снарядов. Сделав глоток свежего ночного воздуха, Саня сделал крайнюю тягу и щелчком пальцев отправил бычок в вольный полёт.
     — А то знаешь же, некурящие опять бухтеть будут, — с лёгкой издевкой произнёс он, усаживаясь на скрипучий стул. — Наполеон и я сам люблю. Только знаешь — не магазинный.
     Полуприкрыв глаза Антонов издал довольное мычание гурмана. Страсть Антонова к кондитерским, как и к хорошим табачным изделиями, была известна всем и каждому как в отряде Макарова, так и за его пределами. Он и сам, стоит сказать, очень даже неплохо управлялся с выпечкой для праздников в семейном и дружеском кругу.
     — А чтобы только-только с лопаты кондитерской, — голос звучал мечтательно, углубляясь в воспоминания. — Даст бог, покуда ты ему не наваляла, с войны вернусь, позвоню знакомому, в его кондитерской его так испекут — пальчики оближешь.
     Саня положил ладонь на плечо Марии и дружески похлопал.
     — Будешь в Москве — приходи, — он усмехнулся. — Угощаю!
     Разговоры разговорами, но время в это клоаке тянулось очень медленно даже за ними. Что и говорить — пребывая в горячей точке, не надейся, внутреннее напряжение и стресс в какие-то минуты тебя отпустит. Это только с виду кажется, что такие бравые ребята, как Антонов или Вуйцик сидят, борются на руках, шутят, прикалываются. На деле же струны внутри каждого из них натянуты до предела. Каждый, конечно, ощущает по-разному это напряжение. Но готовность сорваться есть у каждого.
     — Пора наших будить, — голос Антонова звучит немного сонно. — Я смотрю, ты ни в одном глазу. Или мне кажется?

+3

31

- Ты меня на свидание что ли приглашаешь? - Мария с силой оттолкнулась ногами от пола и, откинув стул на две задние ножки трухлявого стула, запрокинула голову, сверля взглядом своего товарища. - Я не люблю смешивать личную жизнь с работой, так что одному из нас придется оставить службу. А еще, будешь знакомиться с моими родителями. Они ой как не любят мужчин в форме.
Вуйцик ухмыльнулась. Она не смогла отказать себе в удовольствии не съязвить. По-дружески, без злого умысла. Сейчас, общаясь с ним и отвлекаясь от обстановки, она была рада. Наплевала на внутренний голос, которой работал сверхурочно, чтобы помочь выжить. Он втолковывал, что нельзя расслабляться: враги могут настигнуть их в любой момент и отнять не только их жизнь, но и призрачный шанс сделать что-то правильное.
Однако наступает мгновение, когда следует все послать к черту - но только на мгновение. Они успели пережить такое количество всякого дерьма бок о бок, с которым не сравнится даже восьмое пришествие Чарльзя на престол Британии. Они на своей шкуре испытали, что такое потерять рассудок и обрести его вновь. Ходить по грани и карабкаться ногтями, загребая грязь.
Полячка поднялась со своего места и, выплеснув остаток напитка в раковину, начала мыть свою кружку, насвистывая давно забытую мелодию из детства - "Черная луна". Она выбрала одну из немногих песен, слова которой надолго застряли в ее памяти еще во времена бойцовского клуба. "Сердце твое двулико, сверху оно накрыто..." Не хватало только бутылки лучшего в мире виски и немного колы.
- А спать... Уже не хочу. - монотонно и отрешенно продолжила девушка. - Я за это и люблю буллет. Много, правда, его выпить не получается, но зато и под одеяло не тянет.
И правда, сердце колотило как бешеное, стараясь если не выпрыгнуть из груди - так точно заползти в какой-то дальний угол туловища и там забиться под ребра или селезнку. Сейчас, когда надо производить смену караула, она прекрасно осознает, что время движется... И завтра вновь их ждет борьба за выживание. И может так случиться, что эти люди потеряют там себя и свою жизнь.
В таких мыслях Мария на секунду замерла.
- Скажи... - начала было она, но продолжить так и не смогла. Лишь встряхнула головой и вновь продолжила заниматься натиранием собственной чашки. - Хотя нет, забудь. Думаю, что лучше ты иди разбуди смену. Не думаю, что моя морда будет хорошим подспорьем для пробуждения.
И действительно. В большинстве своем, именно сама Вуйцик и представляет для них наибольшую опасность...

+3

32

23:50, окраина Гарьяна

— Твою мать! — выкрик Малолина затерялся среди серии взрывов миномётных снарядов, один из которых угодил прямо в крышу дома. В этот раз повезло. Сильный переменчивый ветер был отличным подспорьем и «аляды», как называли сепаратистов некоторые ливийские политики, сбежавшие в Европу, не могли толком вести прицельный огонь из своих миномётов, которые те за ночь подкатили к грузовикам.
«Аляды» или, как их ещё называли  просто «ляды» — в переводе с арабского означает «враг». Кто-то включил радио и тихонько слушал себе перед началом операции. Часто повторяющееся на фоне звуковой дорожки переводчика слово до того было похоже на старинное «ляхи», что быстро вошло в обиход местного военного контингента. Впрочем, многие так и продолжали звать ливийских военных, вставших против режима, простым и понятным любому человеку словом — «сепары».
Штукатурка посыпалась с потолка, накрывая находившихся в помещении солдат белой пылью.
— «Ива» выдвигается на позицию! — сообщили по рации. — Разведданные будут не раньше, чем через полчаса.
— Через полчаса от этого дома одна опалубка останется! — Антонов в полуприсяде, выдвинулся в коридор. — Ром, что там Володя говорит?
— Держать дом, пока наши готовят контратаку, — Малолин непоколебимо следовал заповеди Макарова о том, что отступать нельзя. — Если тяж вылезет, мы этих гадов птурами, птурами!
А произошло то, что, как всегда, портит план любой наступательной операции — недостаточная проработка деталей. Лядам то ли повезло, то ли они о чём-то догадывались, но они, в отличие от русских, ждать не стали и напали первыми. По одним оценкам сейчас их было под две сотни, по другим - в два раза больше. В наличии неустановленное число миномётов, колеблющееся в пределах от трёх до пяти, столько же бронетранспортёров. Пару раз высоко в небе мелькал разведывательный «Ястреб», проворно увернувшийся от зенитных управляемых ракет благодаря тепловым ловушкам. Русские занимали оборону вокруг дома и вдоль дорог, ведущих к шоссе. Уступать эту точку сепаратистам было никак нельзя.
Владимир вернулся ровно через пять минут, придерживая рукой запесоченную каску, жестом приказал всем собраться в гостиной.
— Мужики, слухайте, — он говорил быстро, экономя каждую минуту. — Сейчас наша бэха выезжает перед домом. Ждём, пока шашки полетят и миномёты серию оттарабанят.  Мы под суматоху за бронёй к точке топаем и сепаров в труху разносим. Модель дома та же, так что родные коридоры узнаем, держимся двойками в один заход, вопросы есть?
— Есть, — Малолин недовольно нахмурился. — Кто такой ё#$%тый этот план предложил? У них же «Мухи», им эта броня на один зубок, и водилу сгубят, и нам волной влетит, забудем, как маму звать, не то, что себя. Бомбить этот дом надо и дело с концом, нахрена он нам нужен вообще?
— Бомбить нельзя — неизвестно, что там дальше, а сидеть на одном месте тоже никто не хочет, — Макаров развёл руками. — Я предлагал, в конце концов, Ермолин отказался.
— Опять эта сраная разведка боем, нах, — выругался Малолин. — Раз этот Ермолин такой умный, пусть сам идёт хер пойми куда. Пожалел снарядов, называется, хер старый.
— Нах ты вообще согласился на это? — Саня покачал головой.

Отредактировано Vladimir Makarov (2017-07-23 16:40:42)

+3

33

Когда прогремел взрыв, вся идиллия находящихся на кухне бойцов была нарушена. Конечно, это сказалось и на тех, кто просто тихо дремал в углу. Повскакивали со своих коек, кто за рацию, кто сразу свет тушить. В их действиях читалось абсолютно здравое и верное желание, диктуемое, скорее всего, обычным страхом. Кто в полуприсяде по коридорам ползал, кто, краем глаза в окно косился. Даже тот тусклый свет, который до сих пор оставался в комнатах от фонарей, выглядел до боли сосредоточенным и осторожным. Он словно сам искал наиболее незаметные уголки, куда лучи могли добираться незамеченными. Лишь Мария, делая очередную затяжку, все так же бемятежно сидела на своем месте монотонно покачиваясь. Для нее все происходящее оставалось неизменным: страх - простая боязнь за свою жизнь, то, чего Вуйцик была уже давно лишена. Ее "боязни" были совершенно другого рода и лежали они в иной плоскости...
Достаточно скоро раздался голос Владимира и Мариха даже закончила свои маятниковые движения. Значит, скоро будет озвучен план действий. Ну или что-то вроде того. И девушка не ошиблась. Макаров действительно пришел с новостями, но большинство его сослуживцев воспринимали решение в штыки, если так можно выразиться. И их тоже можно было понять: все это действительно звучало аки "самоубийство". Но кому как ни ей радоваться столь плачевному состоянию. Это ее шанс. Ее выход. Гадюка осторожно поднимается со своего места и выходит к остальным. Но, как это бывает, люди слишком заняты обсуждением и не замечают появления девушки. Облокотившись на коробку, Вуйцие следила за всем происходящим и, сама того не замечая, улыбалась.
- Бэха, говоришь, - Мария громко хмыкнула, затушив остатки сигареты о стену, - Надеюсь она стоит того. Ключи-то есть?

+3

34

— Очень смешно, — Владимир закатил глаза и помотал головой. — Струхнула что ли, за броню просишься? Хочешь — валяй, я не останавливаю. И хорош в хате мусорить. Коль обернуться придётся, сама убираться будешь. Остальным план ясен?
Владимир обвёл присутствующих взором. Одно мгновение их молчание прерывали лишь раскатистый гул моторов и пулемётных очередей.
— Змей, говорит Сова, готовность минута, приём, — прошипела рация, разрушая безмолвную обстановку.
— Сова, приняли, — отозвался Макаров, потянувшись к рации. — Выдвигаемся, приём.
— Змей, конец связи, — после этого «Сова» умолкла.
План не нравился и самому Владимиру. Что и говорить — проводить подобную разведку, сопряжённую с боевыми действиями на открытом пространстве было опасно. Конечно, тот факт, что затем им предстояло заняться зачисткой здания, подогревал чувство важности и необходимости такого рискованного манёвра, ведь в ведении боя в замкнутом пространстве у «Альфы» равных не было во всей России. Но, тем не менее, это не умаляло того, что командование южного направления подвергало людей Макарова большой опасности почти на пустом месте.
— Все слышали? — спросил Владимир, обведя свою команду взором. — По двое на выход за мной! Вуйцик с Антоновым замыкают.
Вскинув автомат, Владимир, не спеша снимать его с предохранителя, вышел в коридор.
— Чё это её в бэху, а нас в пекло? — справедливо возмутился Роман, когда их с Владимиром двойка оторвалась вперёд.
— Она знает своё дело, — неожиданно уверенно сказал Макаров.
— В смысле? — Роман даже притормозил на лестничном пролёте, уставившись в спину продолжившего спуск командира — сказанное только что никак не стыковалось с тем, что Макаров говорил минуту назад.
— Просто наблюдай за тем, как работает наша барышня, — Владимир остановился на этаже ниже и, положив ладонь на деревянные перила, усмехнулся.
Роман неудовлетворительно вздохнул и спешно продолжил спуск — его уже начали догонять остальные.
На выходе из подъезда Владимир жестом приказал команде остановится.
— Бэтэр ещё не подъехал, ждём, — проговорил он, выглядывая из-за угла так, чтобы не словить пулю.
Нелёгкая ситуация до предела накаляла нервы даже повидавшего немало на своём веку всегда спокойного трезвомыслящего Владимира. Хорошо бы, если пулемётчики не станут простреливать подъезды. Хотя сомнений в том, что о нахождении в здании русских они были в курсе, у Макарова не было.
Сигналом к наступлению послужила серия взрывов, прогремевших на пустыре между домами. Земля разлетелась в стороны, на секунду-две заслонив обзор происходящего по ту сторону. В ту же секунду русские, сработав точно, как швейцарские часы, пустили на поле несколько зарядов с дымовой завесой. С этой секунды у Владимира и его команды было минуты три на то, чтобы добраться к дому напротив.
Бэха с грозным рокотом подъехала к подъезду тогда, когда завеса уже во всю разгулялась меж двух зданий. Русские пулемётчики с третьего этажа дали продолжительный залп в точки, где располагались входы к подъезду. Ведь никто не исключает возможность контратаки, которую ливийцы могут предпринять.
— Мань, ну где ты там? — стараясь перекричать очередь, Владимир подозвал Вуйцик. — Хотела внутрь — полезай!

+3

35

Стоический характер Вуйцик лучше выносил встречи со смертельной опасностью, чем занудное, раздражающее бормотание Владимира. Да и теперь, когда ее пытались докричаться сквозь звон канонады, ничего не поменялось. Все так же не торопясь, пожевывая жвачку, Мария спустилась вниз со своим верным боевым товарищем на плече. И перед ней предстало это...
- Что это за невнятная колесница?! - в ярости закричала она, подскочив к Макарову. - Бэха! Б-Э-Х-А! Эта та, с треугольниками разноцветными! Ты совсем не умеешь делать подарки женщинам, поэтому у тебя и нет никого! Чертов предводитель бомжей, никакой романтики.
Она с силой пнула ящик с тонкими металлическими цилиндры, весьма подходившие для зреющего у нее в голове плана.
- Как можно быть настолько жестоким, я люблю быстрые машины. Понимаешь? А не эти здоровые неповоротливые колымаги, - недовольно выпалила одноглазая, - Но даже с этим точно может получиться.
С интонацией, обыкновенно предназначенной для умственно неполноценных детей и пьяных моряков, полячка взмолилась:
- Скажи же ради Бога, Макаров, о чем ты думаешь! Когда я была еще девчонкой то страшно хотела машину. Ужасно. Страшно и ужасно. Понимаешь, у меня не было денег на машину, но мне хотелось. Я была согласна на что угодно, только бы у этого "что угодно" были колеса и коробка передач. Пусть это будет почти телега! Но как я ни снижала свои требования, осилить машины все равно не могла. И, знаешь, чем это закончилось?
Гадюка подбоченилась, склонила голову набок и произнесла:
- Значит, я собирала запчасти, собирала и собирала и наконец построила свой собственный транспорт! Она имела некоторые недостатки, в частности, была без тормозов, но зато ездила! А какой громоподобный звук издала эта крошка, когда перевернулась! А это что за убожество?
Пока одноглазая возмущалась, где-то на верху продолжали летать снаряды. И, как водится, один из них угодил прямиком в окно кухни, где совершенно недавно находилась Мария. Голос Вуйцик тот час же затих.
- Там. Были. Мои. Вещи...
Чуть ли не шепотом произнесла она. Мои вещи...
Она медленно повернулась на каблуках и, что-то бурча себе под нос, направилась в сторону пригнанного транспорта.
- Жми на газ. Причем в пол.
Возражения водителя были услышаны, от чего он быстро потерял сознание и сместился на соседнее сидение, а Вуйцик, не забыл прожать систему дымопуска, вдавила педаль прямиком в парадный вход здания напротив. Для нее было обыденным осознание, что в движуйщийся клубок дыма точно будут стрелять. Поэтому она приняла логичное решение: открыла водительское стекло, сняла с плеча РПГ и дала прямой наводкой предупредительный... Как раз под 45 градусов. В здание...

+3

36

Вуйцик... Почему Владимира ни капельки не удивляло, что эта кукухой поехавшая Машка с трудоднями вечно пытается обвинить его в чём-либо?
Да и некогда было удивляться. Ссыпавшиеся на солдат осколки мигом вернули Макарову трезвость мышления. Спецназовцы, переругиваясь между собой, скрылись за подоспевшим БТР, прикрываясь от свинцового града, которыми их, как из шланга, поливали ляды. Малолин быстро сообразил, что к чему и сразу выдвинул логичное предложение:
— Нам бы вторую «бэху», внимание отвлечь, — в стоявшем грохоте его было еле слышно, так что Макарову пришлось наклониться поближе.
— Какую «бэху»? — сидевший рядом Леманский, нервно прыснул в кулак. — Слышал же, буйную нашу, что такое «бэха»?
— Вызывай, — Макаров не стал даже раздумывать над предложением, в рации тут же раздался соответствующий запрос на ту сторону дома.
Вот только дождаться нового бронетранспортёра им было не суждено. Пока бойцы, попавшие под перекрёстный огонь противника, собирали в кучку укатившиеся по фугасным воронкам яйца, попутно пытаясь понять, где чьи, БТР неожиданно... Рванул с места, умчавшись вперёд. До остальных солдат не сразу дошло, какого хрена это вообще произошло — Малолин даже успел несколько раз выругаться в рацию по этому поводу, но...
— Какая же ты мразь! Отделение, задницы отрываем и бегом за ним, если жизнь дорога!
Впрочем, сие действие было едва ли не более опрометчивым, чем то, что сделала уже забравшаяся под шумок внутрь Мария. Ведь что могло прийти в голову этой разъярённой бабе, которая начала творить дичь, даже не дождавшись приказа?
Макаров пообещал себе, что обязательно устроит ей головомойку при первом же удобно случае. В груди закипала злость, адреналин ослепляюще вспыхивал, как зажжённый керосин.
Спринт на сотню метров выдался изнуряющим. Поспеть за бронетранспортёром, дыша противной бензиновой смесью, пылью, задыхаясь от мерзкого запаха горящего запала дымовых шашек, бьющих прямо в лицо — «Миссия Невыполнима» курит в сторонке. А вот когда бойцы, тяжело дыша, заметили, что каким-то неведомым макаром с фронтальной части бронетранспортёра, закрутив лихую спираль, прямо в здание летит термобарический снаряд РПГ, который, угодив прямиком в открытое окно, откуда боевики вели огонь по своим.
Не успел никто ничего понять, как здание было охвачено вспышкой света, после чего раздались многочисленные хлопки, за котороыми последовал сперва один хлопок, затем другой, а после — с грохотом рухнули перекрытия, поддерживающие верхние этажи и целый квартирный пролёт принялся ссыпаться вниз, как карточные домик. Адское пламя, вырвавшееся точно из преисподней, вспыхнуло последний раз и, не найдя, куда ещё можно перекинуться, исполнило свою последнюю лебединую песнь, изобразив лихую огненную фигуру в воздухе прежде, чем красиво исчезнуть навсегда. А вместе с ним прекратилась и стрельба.
Обрушение части здания вызвало огромный переполох в рядах боевиков, отчего они были вынуждены перегруппироваться, понимая, что им вот-вот может присниться белый пушистый зверёк.
Бойцы, несмотря на запыханность, поддержали разгром дружными ободряющими высказываниями и лихим «казачьим» свистом.
— Маха, стой!!! — прокричал запыхавшийся Макаров в рацию, слегка отставая. — Стой! И назад не вздумай давать! Мы не поспеваем!
В этот самый момент пламя показалось и из люка самого БТР - нерасторопная Вуйцик не рассчитала, что кумулятивная струя гранаты РПГ-7, применённая в условиях столь тесного пространства, может сыграть с ней злую шутку. Оставалось надеяться лишь на то, что это горит её толстая задница, а не водитель, судьба которого оставалась для Макарова большой загадкой.
— Твою мать, Вуйцик! — крикнул он и раскрыл задние дверцы БТР.
В лицо ему тут же повалил чёрный едкий дым, который моментально превратил Владимира в предводителя племени чернокожих. Макаров страшно закашлялся, едва не упав на землю, вовремя ощутив, как товарищи подхватили его под руки и потащили в сторону.
— Вуйцик... — сквозь кашель прокряхтель Владимир. — Вытащите её. Плюньте на меня, прикрывайте товарищей, я как-нибудь оклемаюсь.
Упав на землю, Владимир кое-как дополз до стены дома и уселся у самого фундамента, где неподалёку расположилось забитое досками слуховое окно, ведущее на цокольные этаж здания и, сняв автомат с предохранителя, осмотрелся по сторонам.

+3


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 30.04.14-??. Война в Ливии