По любым вопросам обращаться

к Nunnally vi Britannia

(vk, y_kalyadina)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Личные отыгрыши » 12.12.17. У девочки нет имени


12.12.17. У девочки нет имени

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Дата: 12 декабря 2017 года
2. Время старта: 16:00
3. Время окончания: 18:00
4. Погода: начинается холодный красивый закат
5. Персонажи: Тянцзы, ГМ (Элли), закадрово Одиссей ю Британия и Ляо Ши
6. Место действия: Запретный Город, Пекин
7. Игровая ситуация: Тянцзы в приступе подросткового безрассудства хочет найти в Запретном Городе выход в сеть без ограничений. Что ей удастся выяснить?
8. Текущая очередность: Тянь, ГМ

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+2

2

Бледное красноглазое личико стало еще белее, чем оно могло быть в принципе. Розовые лепестки девичьих губ дрожали. Дрожали тонкие шелковые ручки, утопленные в громоздском иператорском золотом ханьфу, дрожали замысловато уложенные кончики белых прядей… Конструкция на небесной головке была красивой, но несколько неаккуратной, сделанной как будто неумело и наскоро…

…Тянцзы критически оглядела зеркальное отражение. Отражение под её взглядом сжалось и затрепетало ещё сильнее.

— Он всё заметит, моя Императрица, иначе быть не может, ведь это Ваш муж, он заметит и поднимет тревогу, меня накажут, накажут Вас… — лепетала девушка-двойник, в то время как Цзян Лихуа поправляла шелковые завязки на её плечах, пытаясь добиться идеального узла. Переодевать Ляо, да ещё и в спешке, да еще и в собственную одежду, да еще и также, как только что одели её саму – задача не из легких. Тянь нечасто приходилось об этом задумываться, ведь она почти всегда была окружена толпой служанок, но в такие моменты было ясно, что самостоятельно одеваться девушка почти не умеет. Как, впрочем, и многое другое.

— Не бойся, — Тянцзы хочет улыбнуться, но в спешке это получается криво и мимолётно. – Мы защитим тебя если всё откроется. Да и потом… это же Одиссей. Он ничего не заметит.

По иронии судьбы, именно Одиссей ю Британия был виновником всего происходящего в императорских покоях сегодня.

Последние несколько недель в Запретном Городе ознаменовались хлопотами и суетой. Набегами появлялся Хоу Шан при полном параде, добавлял кутерьмы, и снова вихрем уносился отрубать мятежникам головы. Где-то далеко на западе принц Ренли сдержал свои обещания: война сдвинулась с мёртвой точки, британцы подтягивались к северным границам. Новости о ходе боевых действий регулярно докладывались императрице, но налет туманности по прежнему никуда не исчез. А потом эти новости и вовсе отодвинулись на третий план. Традиционалисты запросили переговоры, генерал Хоу возник снова, заполнив широкой фигурой всё пространство Запретного Города. Как-то успевая делать тысячу дел сразу, он (помимо трудностей подготовки к предстоящему событию) умудрился влить в уши Тянцзы столько наставлений, что у Небесного Дитя уже голова кругом пошла.

Одиссей же, кажется, был единственным, кому заняться было нечем. Последнее время Тянь пыталась думать о стольких вещах сразу, что предпочла бы вообще не видеть мужа – но каждый день в одно и то же время Лю Лун мягко, но настойчиво готовила её к "семейному чаепитию". Британец кое как научился держать в руках китайские чашки, неизменно пребывал в неплохом расположении духа и после злополучной первой встречи даже не пытался сблизиться с женой. А еще – он постоянно болтал обо всяких глупостях. Например, совсем недавно легкомысленно жаловался девушке на то, что в Запретном Городе он даже не может толком расслабиться, потому что повсюду заблокирован нормальный интернет и невозможно посмотреть смешные британские мультики про птенцов.

Так Тянцзы впервые в жизни узнала о существовании файервола и том, что на самом деле такое всемирная паутина.

Ляо Ши смотрела на неё круглыми влажными глазами – маленькая, разодетая, неотличимая от императрицы. Всё же как удивительно, что генерал Хоу смог отыскать в стране девушку, настолько похожую на неё.
— Ну вот и всё, - выдохнула Тянь. — Знаешь, ты уже третья, кто носит титул Тянцзы в Поднебесной сейчас.

— Я не знаю, как обсуждать такие вещи, Моя Повелительница… К-консумация брака… Это же…

Дочь Неба, по правде говоря, сама не знала как обсуждать консумацию брака. Более того – даже думать об этом не особенно хотела. Но сейчас усталый мозг девочки не смог придумать лучшей легенды, чтобы оставить Одиссея наедине с двойником надолго. Все было спонтанно, непродуманно, взбаломошно – но времени до отъезда в Ичан оставалось так мало… Поэтому императрица устроила сегодня сцену и потребовала детально обсудить это событие с Одиссеем немедленно. Поэтому она игнорировала вытянувшееся лицо Лю Лун, и пресекла её «но-Божественная-сейчас-точно-не-время», хотя и было стыдно, хотя и дрожали коленки. Поэтому она и попросила пробраться к ней Ляо, за которой никто особенно не следил, когда она не была в образе.
Поэтому сейчас за дверями стоял очередной переполох, а Тянцзы переодевала Ляо Ши в свою одежду. Дрожащую, несчастную Ляо Ши.

— А если… Если Император решит сделать это прямо здесь и сейчас, моя Императрица?...

Тянь представила своего мужа, который решительно настроился «сделать это» и улыбнулась – на этот раз очень искренне. Картина действительно была смешной.
— Не переживай. Мы потребовали только лишь обсудить детали этого события. Сама… консумация не может проходить наедине и спонтанно. Это требует подготовки... Поэтому просто скажи, что Мы боимся, заплачь, забейся в угол, прячь лицо, потом гордо скажи, что Мы должны, Мы не можем ехать на столь важные переговоры с незавершенным браком и неполным союзом с Британией, потом осуди его за бездействие, поплачь снова, спрячься за подушкой, запусти в него подушкой и выгони. Меняй голос из-за слёз… хотя он и так, вероятно, не догадается. И не пускай никого, особенно Лю Лун… Крикни им – «Наш муж разбивает Наше сердце и Мы хотим побыть одни!»
Тянцзы покраснела, описывая эту некрасивую сцену. Но при этом девушка интуитивно понимала – теперь такое поведение китайской императрицы им уже не будет удивительным. Она вполне могла бы повести себя также. А значит – они поверят.

«Время уходить».
Преданная Ляо пришла к ней в своем сером неприглядном наряде. Если надеть капюшон – Тянцзы становилась похожа даже не на двойника, а на простого худенького мальчика-служку. Она повернулась к двери.

Ши нерешительно окликнула её и низко поклонилась. Со стороны это выглядело дико – императрица в золоте склоняет голову перед какой-то девчонкой.
- Прошу простить мою дерзость, Моя Божественная Повелительница… Но Вы уверены, что знаете, что делаете?.. Что такого вы хотите узнать, найдя выход в сеть? Вдруг это вообще невозможно? Вы так быстро решили это, в одиночку, не раздумывая, даже не попросив ни у кого помощи. Такие риски, да еще и в такое время… Вы уверены, что это поможет Вам, Моя Императрица?

Ляо совсем смутилась. Тянь помедлила с ответом – ведь она прекрасно понимала, о чем говорит двойник.
— Нет, — наконец молвила она. — Мы не уверены. Мы даже не знаем, что именно хотим найти. Но Мы всё равно пойдём – просто потому, что Мы можем. Ведь у Нас больше ничего не получается, Ляо. Мы пытались разобраться в законодательстве Британии – ничего не получилось. Мы пытались лучше выучить английский, чтобы понимать ситуацию – не особенно вышло. Мы пытались взять под контроль войну – но Мы ничего не понимаем в войне… Послезавтра Мы встретимся с нашими главными врагами и самозванным императором – что Мы им скажем кроме того, что сказал Нам Шан? Что если он спросит Нас о том, о чём Мы не знаем? О чём Нам не рассказали? Что, если Мы расплачемся от неожиданности и подведём всех и саму себя?

Горькая улыбка тронула девичьи губы.
— У Нас столько друзей, помощников, слуг… Все они хотят добра, но у Нас всё равно ничего не получается. Поэтому… поэтому Мы попробуем сделать что-то сами. Пусть даже это глупо.

...
И когда девочка оказалась в просторной открытой галерее Запретного Города, то вдруг поняла, что Императрица Китая осталась там, в своих покоях, а она впервые стоит здесь совсем одна.

Отредактировано Tianzi (2017-12-07 16:08:14)

+7

3

Зимний багрянец тронул благородно-бледные щёки беглянки. Здесь и сейчас, в этот самый миг, она перестала быть Императрицей и стала Человеком. Она стала таковой для всех и каждого: пробегающие мимо служанки словно бы и не замечали её тайного величия, не видели в ней предмета для поклонения и несущиеся мимо мальчишки, служащие при дворце помощниками и вестниками, даже ежедневно лебезившие пред юной Лихуа чиновники – изящные и утончённые, словно окультуренные садовые деревца – несли свои души мимо Императрицы без должного почтения и благоговения.

- Чего встал столбом? А ну двинься! – первое следствие «новой жизни» Лихуа почувствовала на своём боку, когда вынашивающая кушанья кухарка ненавязчиво подвинула её движением округлых бёдер. Слуга даже не удостоила свою госпожу внимательным взглядом – так и пронеслась прочь – кормить утробы гостей Запретного Города. А за ней – другая, третья: никто и не задумался менять свой привычный рабочий маршрут из-за взявшейся из ниоткуда пигалицы.

Из суматохи и хаоса, окруживших благородную странницу, её вырвала уверенная рука мальчишки лет десяти. Он с широкой улыбкой подхватил Императрицу под локоть и поволок ту в сторону кухни.

- Новенькая у нас? Точно вижу – новенькая, - не дав небесному цветку вымолвить и слова, бормотал шкет, ловко проводя её меж коридоров и комнат, в которых многочисленные китайские труженики усиленно работали шестерёнками единого механизма, что поддерживал жизнь Запретного Города.

- Я – Хань! – наконец представляется паренёк, озарив пресветлую блистательной щербатой улыбкой, - Работаю тут поварёнком. Но, скоро увидишь – буду готовить самые изысканные блюда для самой Тянцзы! – сказанное он подтвердил поднятым к Небесам пальцем и взглядом своих игривых карих глаз.

- Стой-стой-стой-стой! – он едва ли не затолкал свою спутницу в нишу одного из коридоров, когда углядел в дальнем конце коридора сгорбленную фигуру седого, будто мел, старика. Мальчишка всеми силами прижимался спиной к своей повелительнице, то и дело заглядывая за угол.

- Это старый Чень Ду! – многозначительно пояснял малец заговорщеским шёпотом, - Говорят, он слетел с катушек во время старого пожара. Жуткий тип…, - улучив момент, когда дедок отвернётся в сторону, он прошмыгнул в соседний коридор и жестом поманил за собой «новенькую», - Давай!

+3

4

Водоворот простых человеческих жизней, суетливо и вечно кружащийся там, куда не падает взгляд благородных особ, захватил девочку с головой сразу. Не успела она толком понять, где находится, как мальчишка, совсем ещё ребенок, младше Мирцеллы, появился откуда-то сзади и увлек её за собой. Поначалу беглянка испугалась, что парень узнал её и сейчас отведёт обратно, поэтому едва переставляла ноги вслед за его юркими передвижениями, скованная ужасом. Лишь после того, как новый спутник скороговоркой вывалил на неё приветствие, информацию о себе, а потом еще и бесцеремонно затолкал в какую-то нишу - видел бы это безобразие старый генерал! - девочка поняла, что никто её никуда возвращать не собирается. Серый костюм будто снял с неё даже тень золотых одежд.

— Спасибо, что предупредил, - комкая слова, пробормотала она, бросая косой взгляд на старика, помнившего тот самый пожар, и устремляясь вслед за Ханем. Они прошмыгнули ещё пару коридоров, и мальчонка не прекращал болтать в такт. Китаянка помнила, что детей, работающих в Запретном Городе всегда было много - в детстве ей строго настрого запрещали с ними играть. Когда-то ей было жаль ребятишек, которым приходится начинать трудиться так рано, но теперь девушка понимала - здесь, в сытости и тепле, им гораздо веселее живется.

— Эй, а ты еще кто? —
весело бросила в её сторону женщина, явно хорошая знакомая Ханя. Беглянка задумалась: как ей стоит представляться? Тянцзы осталась в своих покоях, Лихуа почти не существовало вообще, Ляо подставлять не хотелось... Хань, увлеченный собой и своей незамысловатой и счастливой детской жизнью, так и не спросил её имени.
— Да в общем, никто... — она прятала взгляд, отвечая, но женщине было уже не до них - она раскладывала рис по мискам.

Кажется, сегодня она так и останется девочкой без имени.

А мальчонка тем временем сбавил темп. Добрая душа у ребятёнка - решил помочь освоиться новенькой, отвел её на кухню, и теперь, видимо, вознамерился ввести её в курс кухонной работы! Китаянка беспмощно наблюдала за болтающим о "кушаниях для Тянцзы" Ханем и не представляла, что ей делать. Она почти не продумывала план - думала попробовать пробраться в кабинет Шана или Люй Бувея, но как? Подумать об этом во время сцен и переодеваний не было.
Ну а сейчас вот вот ей всучат в руки тряпку или половник. И времени на игры у неё нет совсем.

Девочка схватила мальчика за плечи - резковато, но другого способа остановить жизнерадостную болтовню у неё не было.
— Послушай, Хань, добрый мальчик... — начала она и осеклась. Ну и что она должна сказать? Она не имела ни малейшего представления ни что ей нужно, ни как объяснить это хоть сколько-нибудь удобоваримо. Да она даже толком не представляла, что за информация есть в этом интернете! Пауза затягивалась, ребёнок удивленно смотрел в красноватые глаза, того и гляди - догадается...

"Что угодно. Уже неважно что, нужно сказать первое что придет в голову".

— Ты когда-нибудь смотрел мультик про птенцов? — наконец выдавила из себя китаянка. В ответ на удивление в глазах Ханя, она продолжила, с трудом вылавливая из памяти отрывочные слова Одиссея, к которым тогда почти не прислушивалась. — Там про то, что кто-то украл яйца императора... Ну, в смысле он был орёл... А его дети, ну то есть птенцы, разозлились и начали стрелять в воров ракетами... Эээ... Это очень важный мультик! То есть... Он очень хороший, правда! Мы, то есть я всю жизнь мечтала его посмотреть! Но для этого нам нужно пробраться к кому-нибудь главному здесь... Например, к какому-нибудь генералу. Тут ведь наверняка есть какой-нибудь очень важный старый генерал, как раз уехавший по делам? Ты поможешь мне, Хань? Пожалуйста.

Речь девушки звучала как сюрреалистичный бред, особенно учитывая серьёзное и взволнованное выражение её личика. Однако, другого плана в её голове так и не возникло. Оставалось уповать на юность нового знакомого и тягу всех мальчишек к приключениям.

Бонус: герои любимых мультипликационных фильмов Одиссея Британского. Слева направо: Чакзель, Редли, Бомбиссей и Могучий Орёл Император на заднем плане.

http://s3.uploads.ru/VBoTS.jpg

+3

5

Безымянная девочка, трясущая сейчас ребёнка за плечи, явно не понимала как же далёк был Хань от мира телевидения и игровых приставок. Его семья  не бедствующая, но погрязшая в долгах у местных банкиров, искала любые возможности, дабы скопить достаточно денег на пропитание. И потому ни отец, ни мать, ни сам Хань и семеро его братьев и сестёр не знали отдыха лучше, чем сытный ужин в кругу семьи.

- Бабушка Цзя всегда говорила, что мультики – для малышни, - с умным видом заключил юный китайчонок, скрестив руки на груди и важно кивая, - А Хань – не малыш! – его большой палец с силой ударил в грудь, на лице рисовалась уверенность в себе и гордость за своё дело, - Да и ты, девица, давно уже выплюнула соску. Ведь так? – взмывшие к чёлке брови и широкая улыбка обозначили вопрос как риторический. Но тут ребёнок углядел выражение лица своей собеседницы. Так на него смотрела младшая сестрица Шансянь в те мгновения, когда в очередной раз впадала в свои девичьи бредни, пропитанные совершенно бесполезными мечтами о счастливой и судьбоносной встрече с будущим женихом.

- Ой, да брось! – скривился паренёк, взмахнув руками, - Ты хоть представляешь себе, что с тобой сделают, если заметят в комнате одного из досточтимых военных вождей? В наше неспокойное время, когда каждый может оказаться шпионом…, - и в этот момент молодой человек умолкает, осознав, что перед ним, вполне вероятно (да нет же – точно!) живой шпион враждебной оппозиции.

- Подожди здесь, я… я что-нибудь придумаю, - крайне неловко обрывает он свои размышления на полуслове. Доложить сейчас о внезапно появившейся незнакомке, решившей ни с того, ни с сего попасть не куда-нибудь, а в генеральскую спальню – святое дело любого покорного слуги Императрицы. Хань пулей вылетает из служебных комнат, оставляя ту наедине с занятой своим делом служанкой.

+1

6

Девочке в принципе тяжело давался новый темп жизни: когда проведёшь пятнадцать лет в размеренном мире где каждый день тих и похож на другой, трудно привыкнуть к заигравшим красками будням. Но сколько бы непривычно не было занятой императрице, здесь, в мире обычных людей, жизнь кипела еще быстрее. Сцены сменялись одна за другой, бросая неловкую главную героиню пьесы то в жар, то в холод.

Поэтому на какое-то время юная беглянка замерла в ступоре - маленький Хань был слишком быстр для неё. Уже после того, как мальчик скрылся, она оглядела пространство кухонного помещения. Всё было заставлено какими-то банками, мисками, бутылками - от пола до потолка; где не было полок - были столы, или стояли вёдра, в которых в свою очередь гроздьями и горами высилась посуда... Девочке, привыкшей к чистоте императорских комнат, показалось, что она вообще никогда не видела столько вещей в одном месте сразу. Это было интересно, дико и даже немного неясно тревожило.

Сухая китаянка с живым лицом наконец обратила на неё внимание.
- Ну и чего встала? Помогай, раз уж пришла!
- Д-да, но мы... я сейчас покину тебя, добрая женщина, вернётся Хань и...

"И приведёт стражу".

Со стороны в этот момент девочка была похожа на косулю в свете фар: секунду назад она замирала посреди комнаты истуканчиком с глазами-блюдцами, а вот теперь всплеснула тонкими ручками и метнулась куда-то в неопределённую сторону. Естественно, внезапный приступ ужаса столь неприспособленной к жизни особы в столь захламлённом помещении не остался без последствий. Китаянка со всего размаху врезалась хорошеньким лбом в один из стеллажей и уронила миску с соусом Лаоганьма прямо себе на голову.

- С ума сошла продукт переводить?! А если бы он ещё горячий был, дурёха, задумала всю жизнь щеголять с ожогом на половину лица?!

В ушах звенело. Дрожащими пальчиками девочка сняла миску с себя и ощупала голову. В отражении единственной начищенной кастрюли (которое еще и двоилось) она увидела лужицу, покрывающую капюшон, пушистую челку, окрасившуюся в неопределенный цвет и растекающееся по лицу пятно. Пробормотав что-то вроде "нам надо отмыться", грязная, ни на что не похожая беглянка юркнула в дверь и побежала прочь от кухни.

"Снова мы забыли - нужно говорить "Я"... Наверное, и Хань поэтому догадался и побежал докладывать о том, где Мы..."
Ей и в голову не могло прийти, что её могли принять за кого-то кроме Божественной Императрицы, и что безрассудное поведение могло грозить куда большими неприятностями, чем возвращение на законное место.

+1

7

Девочка – недоразумение. Горе на кухне. Криворучка белокожая. Ох, сколько эпитетов сейчас рождалось в голове мадам Сугимото – бывшей жительницы страны восходящего солнца, ныне же беглянки из одиннадцатого сектора.

Говорят, с приходом к власти Ренли Британского жизнь в стране стала несколько легче той, что была во время ведения войны. Нумерованные получали паспорта, в обжитых районах становилось безопасней, часто велась благотворительная деятельность… Вот только мадам Сугимото не желала принимать «новый британский мир». Вот и сейчас, работая при дворе Запретного Города, она чертыхалась всякий раз, как британские служащие приезжали «погостить» к Императрице. Самолично она дважды плевала в суп пришлых чинуш. Не исключено, что одна из тарелок дошла и до Одиссея Британского или же его братца – Ренли.

- Она тут, вот прямо здесь…, - юный Хань, красный от прилившей к лицу крови, ворвался в комнатушку и принялся спешно озираться. Вслед за ним, бренча декоративными доспехами, неспешно вошли двое солдат. По их ленивой походке и совершенно свободным от оружия руках наблюдателю сразу же станет понятно, что в россказни юного полотёра и водоноса они поверили.

- Кто? Вот эта? – палец стража Запретного Города указал на шуршащую тряпкой Сугимото, на что последняя удивлённо приподняла брови.

- Да нет же! Та была молодой и красивой! – брови госпожи Сугимото поднялись едва ли не до темечка – как могли её не считать молодой и красивой? В глубине души японка затаила чёрную злобу на молодого человека.

- И где же она тогда? – взрослые дяди явно были не рады напрасной трате своего драгоценного времени. В подсобке их ждало сливовое вино и незавершённая партия в го.

- Сугимото-сама, - на японский манер обратился юный китайчонок, но даже это не могло загладить его вину, - куда подевалась девочка, которую я привёл сюда минут десять назад?

- Какую девочку, Хань? – на лице женщины читалось ехидство, - Ты опять навыдумывал себе подружек? Иди, проспись наконец! Даже не заметил, как уронил бадью с соусом, негодник! – это была её месть. Маленькая, но положившая первый камешек дорожки к будущим придиркам и издёвкам.

- В следующий раз – выпорю как сидорову козу! – рявкнул охранник и отвесил подзатыльник Ханю. Сиё действие повторил и второй служивый, заставив паренька едва ли не упасть на пол.
- Но Сугимото… сан…, - глаза мальчишки - словно две большие, наполненные слезами чашки.

- Сама. Сугимото-сама, мальчишка! – сухо поправила она беднягу и кинула в него тряпкой, дескать: «Сам вытирай за собой». И он принялся убирать. А что ещё оставалось прилежному работнику и воспитанному мальчику?

+2

8

Какое-то время ослепленная паникой девчонка неслась по коридорам куда глаза глядят. Потом - остановилась. Та, что всю жизнь ходила по струнке с выверенной постановкой стопы, не умела толком бегать. Пятки горели, спина ныла, кололо в боку... Как бы хрустальному цветку не умереть от непривычных перегрузок такими темпами! Несколько минут китаянка вжималась в стену с колотящимся сердечком, прислушиваясь к звукам погони. Непозволительная роскошь, но сдвинуть дрожащие ноги с места она просто больше не могла.

Наконец она поняла, что преследовать её не будут.
Облегчение было недолгим: раз назад беглянку никто не вернёт, значит, нужно действовать дальше. Она оглядела себя в тусклом освещении подсобного коридора: тонкие пальчики, к которым успела присохнуть грязь, заляпанная серая ткань... Всё это было так жалко. А какой сильной казалась она себе тогда, на фоне испуганной Ляо! Не боящейся действовать, решительной, идущей своим путём вопреки трудностям. Похожей на Синке, на Ренли, на Кагую... Девочка вдруг вспомнила, как замечательно выглядела японка в европейском брючном костюме. Как привлекала взгляды всех, в том числе одной императрицы, и как этой императрице потом снились сны о ней и о собственной изящной уверенности в мужском наряде. И вот теперь она, надев почти мальчишеский ханьфу - разве похожа хоть немного на зеленоглазую Кагую или на её телохранительницу? Да даже маленький Хань и то, кажется, выглядел сейчас куда лучше беглянки!

Время шло, закат разгорался... Лихорадочно перебирая в голове варианты того, как пробраться в кабинет Шана, девочка наконец остановилась на уборке. Нет, она понятия не имела как убираются в генеральских комнатах и какие уровни допуска для этого нужны. Честно говоря, она вообще плохо представляла, как люди этим занимаются.

В белой головке нашлась только одна дельная мысль - нужно ведро.

За следующие двадцать минут девочка обошла несколько коридоров и сунула нос в каждое помещение. Где-то дверь не открылась, где-то не нашлось никаких признаков искомого предмета, а где-то на наивный вопрос "у вас не найдется одного хотя бы маленького ведёрышка?.." её просто выгоняли с откровенными ругательствами. Кто-то с хохотом предложил грязнуле отмыться в снегу - стыдно дочери Китая ходить по одним полам с Небесным Дитя в таком состоянии. Кто-то погрозил ей кулаком, прикрикнув, чтобы "возвращался на кухню, поварёнок, а не пакостил где попало". Кто-то просто молчал, игнорируя глупости - день клонился к закату, а дел было ещё невпроворот... В конце-концов, беглянка снова вышла к залитой багрянцем галерее, выходящей в большой внутренней двор. Кажется, здесь и началось её путешествие. Только люди почти пропали - видимо, у труженников Запретного Города начинался ужин.

Девочка беспомощно посмотрела на небо. Раньше она любила закаты, но теперь красивое зимнее солнце только озаряло слабость, от которой она так хотела избавиться. Она без особой надежды огляделась по сторонам - не появится ли спаситель, удачная случайность, старый друг, на худой конец человек с ведром...

"Опять Мы полагаемся только на других".

Китаянка тихонько опустилась на холодный пол прямо у каменной стены, прижала коленки к груди и превратилась в маленький грязный комочек. Она уже давно не плакала, чем очень гордилась - но сейчас детские обиженные слёзы остановить было невозможно.

Отредактировано Tianzi (2017-12-13 15:42:46)

+1


Вы здесь » Code Geass » Личные отыгрыши » 12.12.17. У девочки нет имени