По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

New Year 2018 продлен до 10.02.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 05.10.17. Он меня поцеловал!


05.10.17. Он меня поцеловал!

Сообщений 21 страница 38 из 38

21

- Ладно! Хорошо! Оукей! – раздражённая немка бросила жалкие попытки бороться с обер-лейтенантом, да понадеялась, что, быть может, тот осознает свою вину, когда его тыкнут носом в неё, - Манфред, вот сколько тебе лет уже? Тридцать пять? Тридцать семь? – молодой боец просто не могла дать ему меньше: образ отца взвода, бравого и славного, который, впрочем, сейчас рассыпался у неё на глазах в мелкую труху, - А вот эта, - кивнула «танго» носом на блондиночку, - кроха тебе в дочери годится! Чёрт тебя дери, офицер, я всё понимаю: красивая она, чего скрывать, да только как ты мог, со всем своим опытом и темпераментом, вот так вот к ней подкатить? Ладно бы кто из ребят, но ты! – слова ей сквозили разочарованностью, упрёком, словно бы она поймала мужа на измене, - Девок мало, что ли в части? – повторилась Тэресия, не отрывая взгляда от серых глаз командира, - Или у тебя кризис какой, что вот прям молодую сейчас нужно? – вспоминала она журнальные статейки, где розовым по оранжевому писалось, что к тридцати трём   годам мужчина начинает испытывать острое желание омолодиться и показать, что он хоть куда ещё.

- А Отто не трогай, - огрызнулась она наконец, найдя в себе силы не реветь, - Он, может, никогда не станет офицером, да только мужик отличный! Без него я бы сдохла от скуки! – фырча, добавила она, стараясь очень аккуратно встать с колен.

+3

22

От слов брата Катарине стало очень-очень стыдно. Робко и жалобно заглядывая ему в глаза, она самыми кончиками пальцев осторожно коснулась его руки. Она даже открыла рот, чтобы что-то сказать, но вспомнив команду Рихтера, вжала голову в плечи и заткнулась, весьма предусмотрительно.
Все еще находясь спиной к Ренэйт, когда та заговорила, Катарина залилась ярко-алой краской. Подкатить? Что это значит? Какое-то внутреннее чутье подсказывало, что ничего хорошего. Девушка резко развернулась к подруге, желая возразить.
- Ренэйт, - начала она, тут же испуганно закрыв ладошками губы. Нет, нет и нет! Нельзя говорить! Манфред запретил! Только как тогда объяснить, что подруга все не так поняла?..
Катарина замахала ладошками перед грудью, наивно надеясь, что Тересия поймет намек, а Рихтер не заметит. Дело гиблое, конечно, но вдруг... Глаза ее из жалобных и стыдливых резко стали напуганными - вот теперь точно им обеим от Манфреда влетит! Да что им обеим - наверняка и Манфреду Боте достанется, как минимум за компанию.
Но Ренэйт не умнималась, продолжая забрасывать обер-лейтенанта обвинениями - одно за другим. И Катарина сдалась, опустив руки и лицо, и смиренно застыла в ожидании заслуженной кары.

+4

23

Вот, значит, как. Его обвиняют в заигрываниях с собственной сестрой. Разве не бредятина? Видимо, грибы все-таки подавали сегодня на обед, а он их пропустил.
-Ренэйт... - голос обер-лейтенанта внезапно сделался очень мягким, на лице появилась едва заметная улыбка -откуда у тебя эта информация?
Вот и все. Никаких "кто тебе наплел?!" и подобных выкриков. Вообще, Манфред крайне, крайне редко позволял себе подобный тон и подобную мимику, здорово напоминая при этом удава Каа, играющегося с бандерлогами. Собственно, опасность для себя ефрейтор могла углядеть только в его глазах, смотрящих как будто поверх прицела пулемета. Но видела ли она те глаза?
-Катарина, будь добра, найди мне перевязочный пакет. Ближайший известный мне в моем шкафчике. А мы пока побеседуем.
Все тот же тон голодной змеи, явно не предвещающий обеим даже намека на что-то хорошее в этот день. Кажется, даже последний тугодум во взводе уже начинал догадываться, что Рихтеры - не просто однофамильцы. Собственно, сегодня об этом планировалось объявить официально, но... в общем, вышло то, что вышло. А пока Катарина где-то бродит, следовало слегка заняться собой. Достав из чехла на поясе мультиинструмент и легким движением пальца выдвинув себе небольшие ножнички, Манфред принялся неторопливо подрезать местами лохмотьями болтающуюся кожу, превращая ужас изодранный в просто ужас.

Отредактировано Манфред Рихтер (2014-03-11 09:25:13)

+4

24

Бессмысленны были пляски маленькой девчушки пред своей подругой: Ренэйт лишь восприняла их как просьбу со стороны ребёнка не трогать старого извращенца, а не то тот поколотит и её и Тэресию. Словно жертвенный агнец она готова была положить своё юное тело на заклание этому монстру, лишь бы спасти подругу от участи страшной.

И именно поэтому «бомбанутая» просто не могла сейчас отступиться. Одинокая слеза, вызванная теперь не болью, а восхищением благородством чистейшим, самоотверженным поступком белокурой красавицы наполнило её новыми силами и дало возможность выпрямиться во весь рост.

И естественно, после этого ефрейтор просто не могла вот так спокойно сказать Манфреду, что это всё слова Рихтер, этого вот непорочного создания с изумрудными глазками.
- Птичка на хвосте принесла, - не отрывая взгляда от очей «удава», нарочито громко произнесла вояка. Руки ныли, моля свою хозяйку скорее посетить баню или же массажиста, а лучше уж сразу остеопата, - И птичка эта не станет мне лишний раз мозги пудрить всяческими небылицами, мой дорогой обер-лейтенант! – продолжила она ещё громче, словно бы в голосе своём ища смелости. А смелость ей ой как нужна была сейчас: под прицелом глаз серых, спокойных, хищных, при виде крови, что сочится из ран сего зверя, да плоти, срезаемой ножиком перочинным, который мог в одно мгновение преодолеть расстояние между ними, навеки оставшись в горле Тэресии. Женщина поёжилась, машинально вздрагивая от страшных мыслей.

Катарина же спешно засеменила подальше от места боевых действий, оставляя парочку офицеров наедине.
Где-то в глубине души, Ренэйт искренне надеялась, что та додумается привести подмогу, а не станет безропотно повиноваться обидчику, как это порой делают жертвы.

+3

25

-То есть, ты какой-то там "птичке" веришь больше, чем своему офицеру. Дивно. Знаешь, во всем взводе может быть только один человек, который сдуру ляпнет не то, а тебе только дай повод.
Нельзя сказать, что Рихтер успокоился, когда Катарина ушла и прекратила действовать на нервы своими попытками защищать не ту сторону конфликта. Нет. Он просто решил пофилософствовать, рассуждая вслух с некоторой ленцой, но не без обжигающе-ледяных искр во взоре, которым Ренэйт буквально вмораживалась в пол. Сегодняшний день она запомнит надолго.
-И это ходячее недоразумение, как ни странно, является моей родной сестрой. Крутить романы с близким родственником? До такого даже Бота, легендарный педофил и бармалей, не додумался бы.
Бедный Бота... видимо, Манфред получал извращенное удовольствие, извергая на несчастного бородача непристойности. Быть может из-за того, что сам никогда бы не решился взять в руки столь непомерную для него ответственность, начав управлять целой страной и вполне себе доведя ее до ума? Или он просто не любил бородатых людей? Кто ж его разберет...
-Итак, продолжаем разбор полетов. Это милое создание что-то ляпнуло. Она может. Если покажешь мне второго такого же человека во взводе, который хотя бы в шутку обвинит меня в растлении, разврате и иных позорящих честь мундира действиях, я пристрелю его на месте. Просто потому, что думать надо. Но у Катарины в голове ветер. Итак, ты повелась, попыталась зачем-то меня поколотить, за что ответишь отдельным порядком, как и за каждое оскорбление... но сперва скажешь, что моя дражайшая новообретенная сестренка учудила на этот раз. Или ты думаешь, что я отослал ее без умысла? Ближайший перевязочный пакет в двух метрах от меня.
Это был немного менторский тон, с каким в самый раз поучать бестолковых, но любимых родственничков младшего возраста, учудивших мелкую шалость. Например, разбивших банку с вареньем... которая, падая, зацепила дорогущую фарфоровую вазу династии Вынь-Сунь. Вроде, и прибить нельзя, а и мозги вправить стоило бы. Причем немедленно - а то Катарина тоже сообразит, что индивидуальный перевязочный пакет входит в снаряжение любого бойца и вполне себе находится в любом шкафчике со снаряжением. Например, в ближайшем. Это не говоря об аптечке первой помощи, которая была тоже где-то тут... но последним ее брал героический Отто, так что судьба полезной приспособы туманна.

+5

26

- Иногда я и забываю, как хорошо наш полковой папаша знает своих деток, - девушка поборола желание улечься на койку, пусть её ноги предательски дрожали. Будь пред ней враг – всё решилось бы просто, быстро и безболезненно. Но «танго» попросту не могла позволить себе достать табельное и проделать дыру в сердце вояки. В конце концов, будь он даже насильником-педофилом, Тэресия уважала обер-лейтенанта, доверяла ему как умелому и решительному руководителю, да отдавала себе отчёт, что за убийство офицера её ждёт немалый срок.
- Сестрица, ха? – немка приподняла в удивлении брови, да тут же принялась сопоставлять прямо при Манфреде имеющиеся при ней факты: - Серые и зелёные глаза, блондинка и брюнет, широкие плечи и, - она оглядела его с ног до головы, словно бы шубу на базаре, - Крупное телосложение, и маленькая щупленькая фройлян, что могла бы спрятаться в сапоге Отто при желании, - цокала «бомбанутая» языком, качая головой, - Я верю, что вы можете быть дальними троюродными родственниками, мой командир, да только, вы себя в последний раз когда в зеркале видели? – подытожила она, ухмыляясь, дескать «не проведёшь меня так легко».

- И, конечно же, я знаю, что мне теперь тюрьма светит, дражайший, - отвечала она на его спокойную мерную речь, что была подобна ледяному потоку вод океанских, заполняющих каюту её надежд и мечтаний, - Да только я не «повелась», а вслушалась. Не верю я в детскую ложь. Не по таким случаям, - обречённость в её голосе выдавала всё: и страх, и сожаление, и понимание того, что «не ввязалась бы, целее бы была», да только поздно уже на коленки вставать, да прощения вымаливать.
- Да, не блещет твоя «сестрёнка» умишком, но что с того? Это ведь как раз и свидетельствует о том, что наша малютка Китти не станет лукавить себе в угоду – огонёк под котелком уже давно потух! – и ефрейтор постучала себя по черепушке, - Так что давай-ка ты на чистоту, дружочек, - решила она перейти последнюю грань, да начать фамильярничать с «отцом».
«И почему я это делаю? Почему не могу остановиться? Папа, мама, это вы меня такой воспитали! Вам меня через соломинку потом и кормить

+3

27

-Тебе светит начальная школа и уроки биологии. Которые недвусмысленно гласят, что кровные родственники не под копирку лепятся. А вообще, можно бы сделать анализ ДНК, но это все муторно, долго и проще уж поверить собственной внезапно обретенной матери. Видишь ли, история у нас почище, чем в иных мелодрамах. Но ты себя слишком плохо ведешь и рассказывать я тебе ничего не буду.
Временами Ренэйт раздражала. То ли действительно бестолковая, то ли прикидывается, имея целью поиздеваться. Да еще и фамильярность эта... в общем, будь перед Манфредом мужик, получил бы он в морду не раз и не два перед отправкой в этак стокруговый забег на спортплощадке. Увы и ах, бить морду хрупкой и уже получившей сполна девушке он не мог. Но и объясняться желания не было. Запускать чужого уже человека копаться в его личных делах? Да-да, чужого. Предпочесть собственные бредовые домыслы словам офицера это прямое оскорбление последнего, автоматически серьезно ухудшающее отношение к тому, кто умудрился этак вот извратиться.  Так что Рихтер добротой явно не лучился, глядя на ефрейтора со все возрастающей неприязнью по мере того, как она переходила все мыслимые и немыслимые грани приличия.
-Дружочками будете в пивном баре рядовых звать, ефрейтор Тэресия. Пять минут на отдых и живо на спортплощадку. Заниматься, пока дурь не выйдет или организм не сломается. Если вас не устраивает командный состав и вы ему не доверяете, прошение о переводе в другое подразделение будет удовлетворено незамедлительно.
Как-то даже так. Холодный официоз от Рихтера... да куда вероятнее услышать, как Отто в душе поет или снайперская пара в кустах пиво хлещет во время задания. В общем, взбесить его у бедолаги вышло весьма и весьма. Конечно, разбираться в ситуации - дело нужное, но оправдываться перед человеком, настолько плюющим на субординацию и банальное уважение к старшему товарищу? Пусть сперва проветрится. А там видно будет.

+3

28

Тэресия и не заметила как перешла незримую черту, за которой теряется боевой товарищ Манфред и обретается формальный начальник обер-лейтенант Рихтер.
Неприятный контраст заставил её не только усомниться в правильности своих суждений, поджать хвост, вспомнив таки обложку учебника биологии, который она никогда не открывала, но и  умолкнуть, что для любительницы агрессивных споров так и вовсе было нонсенсом. Безумно хотелось вставить свои пять центов, пробубнив что-то вроде: «Хорошо, на первый раз поверим, но если она опять придёт жаловаться, я это так просто не оставлю», да только суровая рожа офицера, что такой становилась раз в високосный год и то, когда Отто забывал о всех внутричерепных стоп-кранах, да позволял себе лишка в поведении, заставила язычок прикусить. Причём буквально.

Ренэйт встала, отдала честь, да молча побежала тратить пятиминутку в туалет, где ледяная вода из умывальника и «фарфоровый друг» сняли толику напряжения.
- И о чём ты вообще думала, балда? – молвила девка в зеркало, не привыкшая, что виноватый в этот раз носит её лицо, - Это же Манфред! Наш старый добрый Манфред, который о нас как о детях! Чёрт!  - лицо скривилось, словно бы вот-вот заплачет от досады, - Ну, что я наделала? Он же теперь будет думать, что я конченая дура! – женщина закусила нижнюю губу, ещё раз омыла мордашку хладной водицей.

Она буквально пронеслась мимо Рихтера, дабы не смотреть тому в глаза, через всю казарму, чтобы уже через несколько мгновений оказаться на спортплощадке.
«Дурь из меня никогда не выйдет», - пришлось признаться, да ставить на сегодня в планы: сломать организм к чёрту. Начала с бега…

+3

29

Катарина – святая простота, наивность и искренность шестой бронетанковой. Судорожно роясь в шкафчике брата, она наконец нашла то, в чем он так нуждался – перевязочный пакет. Ухватив его, она рванула было назад, но встала в ступоре, судорожно пытаясь предвосхитить будущие задания Рихтера. На нее часто ругались, что она неспособна мыслить дальше своего носа, так что теперь она посчитала этот момент не много не мало – своим звездным часом! И подняв сияющие глаза, она бросилась искать аптечку, которая тоже должна была быть где-то… где-то здесь.
Перерыв все вверх дном и обретя наконец ценнейший трофей, Катарина со всех ног рванула обратно. Пробегая мимо двери в женский туалет, девушка заметила спину Ренэйт, подалась к подруге и даже жалобно пискнула, зовя ее по имени, но та даже не плечом не повела. Остановившись вновь, Катарина часто-часто заморгала, прогоняя непрошенные слезы – она уверилась, что подруга на нее обиделась и теперь знать не захочет. Поджав губы, браво шмыгнув носом и пробормотав «Прости меня, пожалуйста», она побежала прочь.
Брата она нашла там же, где он и стоял. На его руку было страшно смотреть, как и на ошметки кожи у него под ногами, но еще ужаснее был взгляд Рихтера. Грубее и жестче он еще никогда на ее памяти не был, а потому Катарина невольно задрожала, а слезы, вызванные обидой Ренэйт, побежали по щекам теперь уже от недоброго взгляда Манфреда.
- П-п-п-прости, пожалуйста, - забормотала она, смаргивая слезы, опуская глаза и осторожно протягивая ладошку к руке брата. Ей хотелось прикоснуться к нему, заставить его смягчить выражение лица, помочь перевязать эту страшную рану… - М-м-м-можно я?.. – «Помогу», - не смогла договорить она, зажмурившись.

+3

30

Катарина в своем репертуаре. Даже откровенно накосячив и начиная догадываться, что что-то здесь не так, она пытается помочь своему брату, чей недобрый взгляд не оставляет сомнений в том, что да, она где-то накосячила. Причем ощутимо.
-Нет, я сам справлюсь.
Рана же была не шибко серьезной, по мнению Манфреда. Выглядела погано, да. Болела. Еще и зараза могла попасть. В общем... ерунда, в общем. Пройтись обеззараживающим, перевязать и ходить энное количество дней в таком вот непотребном виде, убедительно сваливая вину за это повреждение на какую-нибудь бытовую мелочь чтобы лишний раз не навлекать на голову бедовой девчонки Ренэйт неприятности. В конце концов, о подчиненных следует заботиться. Даже в такой вот ситуации. Правда. и о себе забывать не стоило - взяв у Катарины аптечку, обер-лейтенант принялся деловито латать поврежденную конечность, буквально на глазах успокаиваясь. Нет, он не забыл и не собирался оставлять это просто так. Манфред лишь не хотел пугать и нервировать Катарину - только и всего.
-А теперь объясни мне, дорогая сестренка, что здесь произошло и какого Шнайзеля мои же собственные подчиненные уличают меня в развратных связях с тобой?
Когда Манфред орет - все нормально. Но вот когда он переходит на откровенно задушевный тон, глядя при этом как будто поверх пулеметного ствола... в общем, за внешним благодушием таилась нешуточная угроза, ведь подобные обвинения не входят в число тех, которые легко списать на нервное напряжение или тому подобные факторы.

+3

31

Таким спокойным Катарина брата видела редко – с таким каменным выражением лица, наверное, можно было бы хоронить кого-то. Не то чтобы Манфред только и делал, что орал на непутевую сестру – и все-таки выражение напускного гнева, граничащее с очевидным желанием приложить руку к лицу в полнейшем разочаровании от ситуации, было куда привычнее. Таких страшных ошибок, чтобы Манфред был спокоен и говорил вкрадчивым тоном профессионального мозгоправа, Катарина на свой век совершила мало. Очень мало.
И куда страшнее была даже не призрачная угроза некоего наказания, которое ей скорее всего придется перенести в ближайшее время – Катарина не сомневалась, что все это Манфред делает ради ее же блага. Самым страшным было его разочарование. Девушка успела уяснить, что Манфред не ее отец и что ничего больнее подзатыльника ей от него не прилетит – и от того страх разочаровать его был только сильнее.
Но как сказать брату о Манфреде, который недавно пришел в себя?.. И как рассказать ему про… поцелуй?..
На мыслях о поцелуе Катарина зарделась до самых ушей. Девушка выглядела затравленным и беспомощным кроликом рядом с хоть и пугающим, но вроде бы сытым удавом – да еще и с красной корочкой! Прям хоть сейчас снимай с вертела и уминай за обе щеки.
Длительная пауза затягивалась, Катарина становилась все краснее по мере того, как в ее хорошенькую головку начало доходить, что же на самом деле произошло. Прояснение скользнуло по ее лицу легким намеком на существование интеллекта, и все еще красная, но уже счастливая Катарина подняла сияющий взор на брата-удава и широко заулыбалась.
- Она все перепутала! Точно! Я сейчас пойду и скажу ей, что она все не так поняла! – Зачирикала она, явно намереваясь немедленно пойти за Ренэйт, чтобы все ей объяснить. А вот идея все объяснить брату в головку Катарины пока не дошла.

Отредактировано Катарина Рихтер (2014-05-16 12:15:30)

+4

32

-Сестренка, а ты не считаешь нужным, например, объяснить ситуацию мне?
Еще более вкрадчиво осведомился Манфред, плавно перемещаясь так, чтобы преградить Катарине прямой путь к двери и улыбаясь при этом так нехорошо, что, наверное, проняло бы даже Отто. На пару секунд.
-А то я вот, видишь ли, взводом командую. Хорошим взводом. Доверяю своим подчиненным. Берегу. Забочусь. А вы за моей спиной что-то учудили, попутно чуть не искалечили своего офицера, что, кстати, статья весьма серьезная, а теперь ты делаешь вид, что так оно и надо. Это разве правильно?
Вроде, и голоса не повышает, и тон вполне себе отеческий, даже глазами уже не расстреливает. Просто к выходу не пускает, баюкая в руке аптечку так, что без лишних слов становится ясно, что даже такой штукой можно как следует треснуть во избежание необдуманных действий. Впрочем, бить Катарину, все же, он не хотел ни под каким предлогом и жест выходил в высшей степени рефлекторным. Однако, ей с того точно не легче. Кто ж его знает, душегуба?

+3

33

Идея объяснить все Манфреду, который брат, показалась Катарине интересной, но слабо выполнимой. Он же брат! А что если он прибьет Манфреда, который в лазарете, за их поцелуй? А что если посчитает ее продажной женщиной или даже кем-то похуже?! Катарина не перенесла бы такого отношения возлюбленного брата.
Пока она собиралась с силами и подбирала слова для мягкого и вежливого ухода от ответа, Рихтер перегородил ей путь и залил настолько проникновенной речью, что Катарине стало стыдно. Наверное все же действительно стоит рассказать ему. Хотя бы часть. Хотя бы без поцелуя. Точно! Брату совсем не обязательно знать о поцелуе!
- Неправильно, - понуро признала она, опуская лицо. – Прости меня, пожалуйста, - что-что, а пристыженное выражение лица Катарина делать умела. Жалко только, что на Рихтера оно работало редко. Иммунитет кровный, не иначе.
Она даже как-то пропустила мимо глаз угрожающую позу – настолько ей стало стыдно за свое поведение. Находясь под аффектом от всего навалившегося, Катарина не сразу нашлась, как ей все начать объяснять.
- Понимаешь, есть Манфред. Не ты, другой Манфред, который в медблоке. И Ренэйт перепутала его с тобой, - сбивчиво объясняла она, опустив глаза к носкам обуви, и краснея до самой маковки, поскольку дело приближалось к тому самому поцелую. – А мы с ним… Ну… Он мне очень нравится, вот и… Я так обрадовалась, когда он… Ну… Я такая ужасная!
Катарина окончательно сбилась со своей пламенной речи, уткнулась носом в ладошки и торжественно разревелась, боясь сказать заветные слова. По глупости врожденной и простоте душевной ей даже в голову не приходило, что там можно додумать страшного и жуткого из ее скомканного монолога.
- Он… Он… А я… Но мне было так приятно!

+8

34

-Манфред раз.
Решив подойти к проблеме последовательно, ткнул себя в грудь пальцем старлей.
-Манфред два.
На сей раз палец смотрел куда-то в сторону медблока, где лежал, похоже, его тезка, из-за которого и был весь сыр-бор. Пожалуй, ситуация становилась даже комичной. Вот только палец болел, не давая наслаждаться моментом. Но это уже издержки, ведь Ренэйт-то, видимо, никто ничего не объяснил.
-И этот Манфред что-то такое отчудил, что меня заподозрили в совращении родной сестры. Ладно, сделаем скидку на то, что наша доблестная валькирия этого не знала. Таким нехитрым образом, мы подходим к очевидному вопросу. Что же было на самом деле? Учитывая, что устроить там оргию вам просто не дадут... и что же там было, дорогая сестрица?
Нет, Рихтер, конечно, умел рассуждать логически. Даже когда больно и когда на кону, до кучи, честь сестры и семейства, главой которого он являлся на данном участке фронта. Но, успев уже познакомиться с Катариной и немного изучить ее, обер-лейтенант закономерно считал, что что-то они там отчудили. Вопрос только в том, что. В принципе, что угодно, вплоть до оргии с участием всех пациентов медблока и докторицы до кучи. Но, отбрасывая эмоции, это была какая-то мелочь, не стоящая того, чтобы прямо сейчас срываться бить морду тезке. При всех своих достоинствах, Рихтер-младшая обладала изумительным качеством. Она преподносила банальные бытовые вещи так, как будто это что-то экстраординарное. Так что... пока что никому ничто не угрожало. Пока что.

+4

35

- Раз, - согласно кивнула Катарина, улыбаясь и расцветая буквально на глазах от счастья, что брат ее правильно понял.
- Два, - снова кивнула она, расплываясь в такой счастливой улыбке, что тяжело было представить девушку более радостной.
- Не знала, - вторила она за братом, кивая как китайский болванчик, но когда речь зашла о самом тонком вопросе, она резко прекратила всякие телодвижения. Улыбка сползла с жизнерадостного лица, а щеки заалели смущенно и пристыженно.
- Оргия?.. - Повторила она за братом, пытаясь понять смысл этого слова. Она не понимала, что это, а само слово напомнило ей слово «организм», так что Катарина здраво рассудила, что ничего плохого в этом нет. Вероятно, брат не так сказал слово или она сама неправильно запомнила… Скорее всего второе.
- Два оргия, - смущенно улыбнулась она, имея в виду себя и Манфреда, который в медблоке. – Понимаешь, он… Он!..
Катарина подняла на брата сияющие счастьем глаза, прижала ладошки к разгоряченным щекам и наконец-то решилась признаться:
- Он меня поцеловал!

+4

36

Вот так вот. Все просто. Поцеловал. Его сестру. Непонятный оборванец из медблока. Взял - и поцеловал. И при этом она довольная, как будто корону с бриллиантами получила. Женщины...
-Одну минутку.
Палец Рихтера вновь указал на медблок.
-Он.
На Катарину.
-Тебя.
И, наконец, устремился в пол, больше ни на кого не указывая, никого не обличая... в общем, просто глядя в пол.
-Поцеловал. Просто взял - и поцеловал. Я правильно понимаю? Или вы успели целый роман провернуть у меня под носом, дорогая сестрица?
Вообще, жизнь несправедлива. Он, Манфред, отгонял от нее ухажеров, вполне достойных солдат и младших офицеров. А она, понимаете ли, лямуры крутит с первым подвернувшимся подранком. Ну.. ладно, не первым, как-никак, сама его тащила на себе. Но сама ситуация требовала, по меньшей мере, анализа. Желательно - трезвого и взвешенного ибо набить-то морду легко, а вот зубы новые потом вставлять потенциальному жениху - дорого. Хотя, конечно, на девичью легкомысленность легко можно было списать и это вот... событие.

+4

37

Что-то внутри Катарины задрожало, затрепетало и прочувствовало глубину назревающей проблемы. Вместе с пальцем Манфреда, указавшим на пол, туда же в пол рухнуло сердце девушки. Стало страшно, стыдно и немного обидно одновременно.
- Д-да, - робко согласилась она, теребя подол юбки, кивая, но стоило брату заговорить про роман, как Катарина тут же закачала головой – судорожно и перепуганно.
- Нет-нет, вовсе нет! Я.. Я тебя не обманываю, Манфред!
Катарина бросилась вперед, цепляясь пальчиками за его одежду и осторожно минуя при этом его раненую руку.
- Клянусь, только поцеловал! У меня нет никаких романов! – Девушка надула губы и неожиданно заплакала – от стыда, что так подводит любимого брата. – Я… Я не хотела ничего плохого, - захныкала она. – Прости меня…

+3

38

И как только этакое чудо в армии держать? Впрочем, ясно, как. Подальше от медблоков и засевших там искусителей невинных девичьих душ. Есть, конечно, некоторый шанс, что нежданный тезка окажется мужиком приличным и бить ему морду придется лишь в качестве приветствия, но... впрочем, время покажет.
-Так, сестренка, прекращай-ка ты истерику и беги догонять Ренэйт. Передашь ей, что если после занятий с ней ты не сможешь обогнать хотя бы неспешно трусящего по своим делам Отто, я вас обеих отправлю на хозработы, ящики таскать с ручными гранатами в целях улучшения физической формы и для отшибания дурных мыслей.
Физическая подготовка Катарины хромала на обе ноги, что уж греха таить. И если она не сможет убежать от Пфицигентакля, который обычно не утруждает себя развитием приличной скорости, то выжить здесь точно не сможет. Бегать быстрее действительно спешащего Ночного, Дневного и вообще Круглосуточного Кошмара Дивизии Призрак это уже рекорд из разряда олимпийских, да еще с допингом, так что для начала - необходимый минимум. А он пока сходит проведает несостоявшегося теперь уже ловеласа.
-Кругом, бегом марш.
Резюмировал заботливый братец скучающим тоном, спокойно обходя девушку. Его путь лежал совсем в другую сторону...

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 05.10.17. Он меня поцеловал!