По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 02.10.17. Наша девочка растёт


02.10.17. Наша девочка растёт

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Дата: 02.10.2017.
2. Время старта: 18:00 AM.
3. Время окончания: 20:00 AM.
4. Погода: +16 градусов по Цельсию.
5. Персонажи: Хоу Мэй, Хоу Шан, Сан Лиан.
6. Место действия: Китайская Федерация, Грушевый Дворец, кабинет генерала Шана.
7. Игровая ситуация: Семейство Хоу собирается в кабинете генерала Шана, чтобы обсудить недавний разговор с Лонг Беем и перспективы, которые союз с молодым и амбициозным заговорщиком может открыть для них. В ходе этой беседы генерал-майор Мэй высказывает на первый взгляд жестокое, но резонное предложение...
8. Текущая очередность: Хоу Мэй, Хоу Шан, Сан Лиан.

Отредактировано Faith Waller (2014-03-17 23:43:05)

0

2

Мэй не находила себе места этим тёплым и тихим вечером. Во-первых, потому что милая Лиан не пожелала видеть её после обеда, не объясняя причин. Хоу догадывалась о том, что всему виной её увлечение адъютантом генерала Шана и сожалела о том, что время просветить любимую в детали плана, который всё это время вынашивала интриганка, ещё не пришло. Она не поймёт - так утешала себя Мэй, оправдывая собственное нежелание говорить с Лиан о том, что задумала. Во-вторых, племянница генерала Хоу догадывалась о том, что скажет дядюшка ей и своей приёмной дочери. То, что Тинсяня не пригласили послужило тревожным сигналом - Шан не стал бы обсуждать войну и политику без своего сына. Значит, разговор будет личным и касаться только его, Мэй и Лиан. А о чём старый генерал мог говорить наедине с двумя молодыми девушками, чьё время выйти за муж и отдать свой долг семье настало в эти тревожные дни.
"Я или она, - рассуждала интриганка, направляясь к кабинету дядюшки, - надеюсь, дядя выберет меня... Знаю, Лонг Бей не притронется ко мне до тех пор, пока его мысли увлечены заговором против старших евнухов. У него не будет времени приласкать свою жену и я смогу кувыркаться с Киоу в своё удовольствие. А если дядюшка прикажет мне "овдоветь" то я не буду лить слёзы по генералу Бею. В конце концов, мир жесток. Кто знает что может случиться..."
В прочем, надежда на то, что дядюшка просто обеспокоен разладом между Мэй и Лиан, всё ещё тлела крошечным угольком в сердце девушки. Она была готова исполнить свой долг перед семьёй Хоу и перед дядей, отблагодарить которого за доброту и заботу должна была несмотря ни на что. Тем более, она не имела права оглядываться на собственные желания и амбиции, переступив порог кабинета старого генерала. Здесь, она будет его любимой племянницей, покорной и верной.
"Но если ты выберешь Лиан, дядюшка, это разобьёт сердце нам обеим. Она... Не должна приносить в жертву свою свободу ради возможности придушить генерала Бея в постели. Это не справедливо. Ведь она каждый день молится Будде, неужели его ответом будет новое испытание..."
Толкнув дверь дядиного кабинета, она вошла не постучавшись. Хоу Шан ожидал свою племянницу, а кресло Лиан пустовало. Склонив голову, интриганка приветствовала генерала.
- Я просила милосердного Будду послать нам дождь, чтобы развеять жару и твои мрачные мысли, дядюшка. Ты хотел видеть меня... - девушка улыбнулась и прошла к тому креслу, за которым обычно сидела в кабинете Шана. Опустив здоровую руку на подлокотник, она закинула ногу на ногу и обратилась к старому генералу.
- Кажется, моя милая тигрица тоже была приглашена, - осторожно заметила интриганка, - в отличие от Тинсня. Неужели мой возлюбленый брат чем-то заслужил твою немилость, и лишился доверия, которое ты оказываешь своим сыновьям... Мне тяжело даже подумать об этом.

+2

3

- Просто у Тинсяня сегодня и в ближайшие дни слишком много важных дел, - генерал Хоу отпил глоток чая и повернулся к своей племяннице. – Так что у него, как и у его старших братьев нет возможности присутствовать здесь. Тем более, это дело хоть и касается нашей семьи, напрямую не имеет отношения к Тинсяню. Да оно и к лучшему. Твоему брату полезно преисполняться служебным рвением. Как не прискорбно все происходящее, но по крайней мере у небо появится возможность поучаствовать в настоящем деле. А значит он должен быть готов ко всему, - Шан не питал иллюзий относительно своего сына и хорошо знал его привычки и предпочтения. И потому боялся, что слабости его сына могут в скором времени погубить его. К стати о слабостях… Именно из-за них Тинсяню не стоило сегодня здесь присутствовать, пусть даже отец не хотел прямо отлучать его от дел семьи. Сдержанность никогда не была в числе достоинств младшего из сыновей Хоу Шана. – Выпей чаю, пока мы ждем твою сестру.
Генерал еще раз отпил из чашки. Красный чай с экстрактом тропических фруктов, мог бы показаться чрезмерно приторным и не подходящим к столь позднему времени, зато отлично поднимал настроение, а сейчас это было главным. Пусть разговор предстоял непростой. На самом деле он возможно и порядочно запоздал. По традиции, дочерям Шана давно пора было выйти замуж и нянчить наследников каких-нибудь древних, благородных и влиятельных семей. Только генерал не собирался неволить девушек, надеясь что они найдут себе мужей по сердцу. Для того он и устроил их службу в столице, уверенный в том что они не допустят ничего неразумного, да и под надежным присмотром.
Увы, обеих его дочерей семейное счастье, кажется, интересовало в самую последнюю очередь. По разным причинам в их сердцах не нашлось места для этого. И теперь предстояло сделать трудный выбор.
То, что собирались совершить генерал Шан и генерал Лонг Бэй, было невозможно без крепкого союза между ними. До этого времени их ничто не связывало. И даже на фоне общности взглядов на проблему, Хоу Шан и Лонг Бэй расходились слишком во многом. Их союзу необходимо было нечто весомое и незыблемое, что крепко связало бы обоих. Лучшим, да что там единственным подходящим вариантом был брак. Генерал Жоу – молодой, красивый, овеянный славой и уважением. Мог бы считаться первым женихом Пекина, не будь он равнодушен к подобному, словно малахитовый Будда. А у генерала Хоу две красавицы дочери. Пусть обе не были его кровными детьми, но в сердце старика они занимали именно это место.
- Я рад, что ты идешь на поправку. Видеть тебя счастливой после того что случилось, огромная радость для меня, дочка. И все же, как я жалею, что для нашей семьи время покоя настанет не скоро. Нам предстоит очень непростое время и увы, беды уже постигшие этот дом, лишь предвестники грядущего. Мы должны быть сильны как никогда раньше. Ведь ты и твоя сестра слышали, о чем мы говорили с генералом Жоу и прекрасно знаете положение дел. Как ты нашла нашего гостя? Что ты о нем думаешь?

+3

4

- Я счастлива, - племянница генерала Шана склонила голову перед своим старым наставником, - ибо вновь обрела возможность греться в лучах твоей мудрости. Твоё возвращение большая честь для меня и прекрасной Лиан... К слову, она задерживается и я хотела бы поговорить с тобой наедине, дядюшка.
Действительно, о некоторых тёмных делишках Мэй её любовнице лучше не знать. Несмотря на свой острый, как клинок, ум, Лиан была наивной и доброй девушкой, которая надеялась, что даже для коварной и вероломной интриганке Будда оставил путь к искуплению, но всё чаще Мэй предавала эту надежду. Дядюшка Шан - дело другое, он видел свою племянницу насквозь и жалкие попытки интриганки переиграть старого генерала приводили лишь к подозрениям, а потерять доверие Шана для Мэй было равносильно поражению, которое, в свою очередь, означало смерть всех её амбиций и самой девушки - это будет лишь вопросом времени. Единственным способом избавить любимого дядюшку от тревожных мыслей и развеять туман сомнений - сказать ему правду, ту её часть, которую Мэй была готова открыть. И медлить с этим было нельзя, иначе соблазнение адъютантки Шана не имело никакого смысла, как и сделка с британской разведкой.
"Я слишком далеко зашла, чтобы оглядываться назад. Что сделано то сделано и да поможет мне Будда... Надеюсь, ты хорошо молишься за мою прогнившую душу, милая Лиан. Порой, мне как никогда нужны твои молитвы и твоя вера в меня."
- Я хочу, чтобы ты знал, - прошелестела Мэй, невинно улыбнувшись старому генералу, - что всё, что я совершила в твоё отсутствие было сделано ради семьи, в которой я выросла. Ради твоих сыновей, моей любимой Лиан и ради тебя. Мне безразлична судьба Китайской Федерации, мне безразлична судьба императрицы и старших евнухов. Всё, что имеет значение - это семья и я никогда не предам её. Ты был далеко, дядюшка, когда вероломный Жао Хао предал императрицу, ты был далеко, когда я держала ответ за это предательство... Пожалуйста, позволь мне доиграть эту партию, начатую в тенях и я клянусь всем, что мне дорого, что ты будешь гордиться мной!
Последние слова девушка произнесла не сидя на кресле, а стоя на ещё не окрепших ногах, опираясь здоровой рукой на подлокотник кресла. Карие глаза интриганки сверкали, как солнечный блик на бритвенно остром лезвии меча. Старый генерал мог многое прочитать по этим глазам. Зеркало души не умеет лгать тем, кто заглядывал в него ещё когда перед ним была маленькая невинная девочка. И с каждым годом эти глаза не менялись...
- Я признаюсь, что поступала бесчестно, - склонив голову прошептала интриганка, - я совершила немало поступков, которые ты никогда не простишь мне. Но прошу, дай мне шанс... Поверь в меня, как верил когда-то. И я обещаю, что открою тебе правду, когда придёт время и приму наказание, которое ты сочтёшь справедливым. Только ты имеешь право судить меня - ни евнухи, ни даже сам Будда не достойны такой чести.
Мэй понимала, что достаточно долго игнорировала вопрос своего дядюшки. Она не собиралась испытывать его терпение и выиграла себе ровно столько времени, сколько было нужно для того, чтобы приготовить достойный ответ. Конечно, она не просто так встречалась с молодым генералом Беем после беседы в Грушевом Дворце. Несмотря на то, что для генерала Шана его племянница навсегда останется девочкой, она видела в зеркале взрослую женщину. Женщину, которая была готова отдать свой долг семье и избавить от этого времени девушку, достойную настоящей любви.
"Я знала, что это случится, знала ещё тогда, когда пригласила генерала Бея в Грушевый Дворец. Жаль, что Лиан видит во мне лишь коварную интриганку. Надеюсь, она когда-нибудь поймёт... За благодарность в её красивых глазах я готова броситься на меч, если такова будет цена."
- Не нужно тратить время на такие вопросы, дядюшка, - вздохнула Мэй, - тебе нужно скрепить непрочный союз с генералом Лонг Беем. Действительно, я говорила с ним после вашей беседы. Хотела узнать своего будущего супруга, - интриганка усмехнулась, - и вот что мне стало известно. Он - человек чести, редкий в наше неспокойное время... И если мне придётся овдоветь, когда ты прикажешь, моя рука не дрогнет. Даю слово.
Мэй прекрасно знала на что идёт. Если ей придётся убить своего мужа, она сделает это без колебаний. Придушить его в постели, подсыпать яд в утренний чай и обвинить в вероломном убийстве старших евнухов... Теперь судьба молодого генерала была в руках Хоу Шана.

Отредактировано Hou Mai (2014-05-10 10:38:31)

+4

5

- Когда-то давно, я взглянул в глаза маленькой девочки, игравшей в куклы в сени грушевого сада и мне показалось, что это мой покойный брат смотрит на меня этими глазами. С тех пор я знал, что этот момент когда-нибудь наступит, - старый генерал вздохнул, затем начал наливать чай во вторую чашку, стоящую напротив его племянницы. Какое-то время он смотрел только на тонкую, алую струю напитка, медленно заполняющую сосуд. Шан действительно ждал, что это случится, и в его глазах Мэй не разглядела ни негодования, ни разочарования, только печаль. Генерал не мог точно знать, во что ввязалась его племянница, но он хорошо знал сидящую напротив него девушку, не хуже, знал, что происходит в стране, так что не нужно было быть гением, чтобы догадаться, во что ввязалась Мэй. И почему она сделала это на собственный страх и риск, не предупредив об этом своего дядю, который и сам в ее годы уже вел «сомнительные» дела с «сомнительными» британцами и не испытывал по этому поводу никаких мук совести. Но, несмотря на все это, Шан жалел о том, что не смог никак отгородить свою племянницу, от предначертанного ей пути. Увы, как и ее отец Мэй вступала на него еще не зная истинной цены которую придется заплатить, пройдя его до конца. Но, зачем, же себя обманывать, даже зная, она это точно, на ее решения это бы не повлияло.
- Выпей, тебе должно понравиться, - Шан поставил чайник и когда Мэй потянулась к чашке, откинулся на спинку кресла и чуть закатив глаза, сделал несколько больших глотков. Чай согрел его тело и немного облегчил душу, но лишь немного.
- Ты от моей крови и даже для родной дочери не нашлось бы в моем сердце места ближе, чем твое. Я не буду пытаться остановить тебя, потому что ты уже перешла границу, когда можно остановиться. Теперь ты можешь или взлететь ввысь или разбиться. И если ты ошибешься, как бы я не хотел этого, я не смогу тебя защитить. Но, что бы там ни было, оно уже никогда не отпустит тебя. И это печалит меня больше всего. Твоя жизнь только началась, девочка моя, и долгие годы ты будешь нести на себе этот груз. Я не буду спрашивать у тебя ничего об этом, ни сейчас, ни потом, пока ты сама не решишь рассказать мне все. Но еще я знаю, что какая бы дорога не была тебе уготована, ты настоящая Хоу и пройдешь ее, так как принято в нашей семье, не склонишься перед судьбой и не сломаешься до последнего шага. Если ты веришь, что сможешь закончить это сама, я доверяю тебе.
Генерал Хоу знал, что Мэй по настоящему, искренна сейчас. Знал, что она сделает все, чтобы защитить семью. И что она уверена, что дядюшке сейчас действительно лучше не знать всего. Любящий отец кипел желанием остановить эту девушку, рискнувшую войти в пасть к дракону, прикрыть ее от всей этой мерзости, спрятать, запереть для ее же собственного блага. Но разве можно запретить золотой рыбке резвиться в волнах? Можно ли запретить соколу летать? Можно ли будет назвать это жизнью.  Каким бы могуществом не обладал командующий Внутренней Армией, он не был волшебником, способным перевернуть весь мир вокруг себя. Он мог быть рядом со своей дочерью, чтобы поддержать ее советом и крепким плечом, мог приставить к ней лучших и преданнейших людей, чтобы они защитили ее от любой мыслимой опасности, но он не мог защитить Мэй от самой себя.  Он мог только принять то что случилось и действовать, идти по своему пути, как и подобает генералу Хоу Шану.
- Я рад, что наши мысли о бедующем совпали. То что задумал я и то что задумала ты неразрывно связано. Ведь мы же Хоу, столетиями сражавшиеся и побеждавшие при трех династиях. Пусть ничто не вечно под Небесами, но это испытание мы должны пройти. Поэтому я дам тебе первый совет для твоей я надеюсь долгой и счастливой жизни в замужестве. Никогда не недооценивай своего мужа, - тут генерал неожиданно рассмеялся, глядя на свою пусть и непутевую, но любимую дочь.

+2

6

Уже несколько дней Сан Лиан была не в себе. А было из-за чего: визит Лонг Бея, возвращение отца, травма Мэй... и её предательство. Полковник знала, что рано или поздно их отношения закончатся, но всегда надеялась на то, что всё разрешится гораздо... мягче. Может, она себя и накручивала, но женское чутьё (и то, как адъютант генерала Шана стремилась "защитить" Мэй) выдавало её возлюбленную с головой. Обычно спокойная и довольно приятная в общении, сейчас полковник больше походила на фурию, которая рвала и метала у себя в душе. Да, может внешне она и была спокойна, вот только глаза и тон голоса всё выдавали. И то, как она несколько раз отчитала прислугу за крохотную оплошность.
Она старалась избегать Мэй все эти дни, вот только сегодня... отец потребовал её присутствия. Вот уж кому девушка точно не могла отказать. Он просил её относиться к происходящему спокойней, но... внутри девушки всё продолжало клокотать. Кто бы мог подумать, что измена так её разозлит...
Она вошла в зал во время разговора, услышав лишь последние слова отца и его смех. На душе немного отлегло - старик всегда как-то умудрялся поднимать Лиан настроение. Впрочем, радость была недолгой - причина душевных мук сидела здесь же, рядом.
"Похоже, кого-то будут выдавать замуж..."
-Прошу прощения за опоздание, папа. - выждав, сказала Лиан и слегка поклонилась, после чего прошла на своё место... постаравшись сесть подальше от Мэй. Ах, ревность... как же она отравляет душу, заставляя питать отвращение к тому, кого любишь. -Вечерняя молитва не может ждать, к сожалению.

+3

7

- Из всех твоих наследников, я всегда была самой сообразительной, - без лишней скромности заметила Мэй, осторожно взяв в руку фарфоровую чашечку, - спасибо за чай, дядюшка.
Когда вошла прекрасная тигрица Лиан, интриганка помрачнела. Демонстративно проигнорировав свою любовницу, командир "золотых мечей" заняла своё место и заговорила с генералом Шаном. Конечно, она даже не станет слушать вероломную Мэй, ибо доверие между двумя некогда неразлучными сёстрами было подорвано из-за интрижек, которыми Хоу просто жила. Порой, она не могла отказать себе в запретных удовольствиях...
"Ты даже на меня не посмотришь, Лиан?"
- Мы с дядюшкой, - деликатно кашлянув в кулак, произнесла Мэй, - обсуждали перспективы моего брака с генералом Лонг Беем, - прищурившись, она наблюдала за реакцией ревнивой сучки, которую продолжала любить несмотря ни на что. Да, Лиан была той ещё стервой, но было в ней что-то, без чего Мэй жить не могла.
"Срань Будды..."
- Но, конечно, это не так важно, как вечерняя молитва, - вздохнула интриганка, - мы здесь закончили, дядя Шан?

+1

8

- Это еще не все, зачем я звал вас, - Шан на секунду прикрыл глаза, чтобы насладиться ароматом чая. – Садись Лиан. А я вот думал, что никто не сможет состязаться с Буддой в терпении. Ты уже знаешь о том, что нам предстоит, не меньше своей сестры. Мэй согласилась стать женой генерала Жоу и этот брак приумножит славу и могущество нашей семьи.  А теперь, - генерал Хоу перевел взгляд с Лиан, на Мэй, - послушайте меня обе.
Шан знал, что его дочери испытывают друг к другу далеко не сестринскую любовь. И к сожалению, это зашло слишком далеко. Девушки еще недавно были близки как никогда, но сейчас Мэй внесла раскол в семью. И Лиан относилась к этому куда серьезнее, чем стоило. Ну что же, возможно отъезд Мэй в Индию и ее бедующее замужество, поможет приемной дочери генерала разобраться в себе. Но этого хватит лишь на короткое время. Из таких казалось бы мелочей, могут пойти трещины, от которых любой колосс расколется. Но сейчас слишком рано, чтобы хоть что-нибудь с этим сделать. Слишком явны и свежи рубцы на душе Лиан.
- Следующие месяцы, а может быть и годы, будут тяжелейшими на вашей памяти, - спокойно проговорил генерал. – Ваши старшие братья будут далеко от столицы, они необходимы на своих местах. И пока их не будет, здесь вы моя единственная опора. И как всегда, поражение будет стоить нам всего. Положения, богатства, жизней и наших, и тех кто нам дорог. Поэтому, я хочу чтобы вы до конца помнили, что вы прежде всего мои дочери. Прежде всего вы сестры.

+2

9

Прекрасно, они тут всё без неё уже решили. В интрижки и переговоры Лиан никогда не любила встревать, так что это было даже к лучшему. Если так подумать, Лонг Бей был уважаемым человеком, да и достаточно праведным... может, удастся ему вправить Мэй мозги, если у Лиан это не выходит?
Будь в отношениях сестёр прежнее тепло, Лиан бы сразу вызвалась занять место Мэй в этом браке. Сейчас же, полковник подумывала, что замужество станет для интриганки хорошим уроком.
"И да поможет ему Будда..."
Хотя что-то подсказывало девушке, что племянница генерала Шана будет стараться вертеть Лонг Бея, как пожелает. Ровно так же, как она это вытворяла почти что со всеми. Может даже с ней самой... Нет. Он слишком умён для этого. Безо всякой улыбки и с выражением лица, спокойствию которого позавидовал бы сам настоятель её любимого храма, она взглянула на интриганку:
-Лонг Бей - хороший человек. Возможно, брак с ним тебя чему-нибудь хорошему да научит.
Тут в разговор вступил её отец. Внимание полковника тут же повернулось к нему и взгляд из спокойного стал попросту благоговейным. Лиан не могла пожелать себе лучшего... да, пожалуй, лучше родителя и не было. Он, как всегда, старался делиться со своими девочками мудростью. Мэй, как всегда, пропустит всё мимо ушей. Лиан же...
-Я уверяю, отец, наши разногласия не повлияют на мои способности. Я, как и всегда, готова к исполнению своего долга. И я не собираюсь посрамить твоё имя.

+2

10

- Милая Лиан, - сокрушённо вздохнула Мэй, коснувшись лба ладонью своей единственной здоровой руки, - это всего лишь очередной ход в хитроумной комбинации, которую мы с дядюшкой Шаном готовили задолго до предательства евнухов, - в эти минуты интриганка отчаянно надеялась, что старый генерал подыграет ей, или хотя бы не станет мешать, - мне нет нужды учиться у генерала Бея, всё, что я должна буду сделать, так это подсыпать яд в его чай, когда придёт время.
А вот теперь, Мэй не кривила душой. Она действительно была готова избавиться от Лонг Бея, несмотря на то, что этот юноша был симпотичен ей и коварная племянница Хоу Шана почти сожалела о том, что его придётся убить, когда настанет время. Бей слишком патриотичен и слишком наивен, чтобы поддержать пробританские планы семейства Хоу, но о них юному генералу знать не нужно... Могущественный союзник, которым стал генерал Лонг, ещё сыграет свою роль в партии, которая определит будущее Китайской Федерации и, по мнению Мэй, всё шло точно по плану, пусть и несколько быстрее, чем ожидалось.
- Наши разногласия, - тонкая линия брови вопросительно изогнулась, - я не искала ссоры с Лиан. Ах, мой дорогой дядюшка, - интриганка очаровательно улыбнулась, - ты стар и мудр, но так и не привык к тому, что мы с Лиан всё-таки женщины и, в отличие от твоих сыновей, раз в месяц ведём себя... Странно. Да, моя милая тигрица сегодня мрачнее тучи, но я уверяю тебя, дядюшка, что наша семья едина, как никогда, - сердце Мэй обливалось кровью, а губы продолжали обезоруживающе улыбаться. Генерал Шан должен верить в то, что они с Лиан всё ещё вместе. Всё ещё доверяют друг другу. Что в семье Хоу нет того раскола, что произошёл когда Мэй оступилась и позволила своим сиюминутным желаниям захлестнуть здравый смысл. Он должен был поверить... И быть обманутым.

Отредактировано Hou Mai (2014-08-22 18:46:50)

+2

11

- Неужели все так просто. Кажется я и вправду запамятовал. – Шан рассмеялся в ответ в ответ на улыбку своей дочери.  Вот только он слишком хорошо знал своих девочек и мог понять все, там где любой другой поверил бы. Но говорить об этом Мэй он не стал, ведь несмотря ни на что, у генерала не было и тени сомнения в ее верности своей семье. Но кажется он все же упустил нечто важное и это нужно было переосмыслить.
- Как же я мог настолько ослепнуть. И что же мне теперь с ними обеими делать? Надо было раньше, заметить, думать, направлять. И что же теперь сделали с сестрами эти игры, порожденные совсем не сестринскими чувствами. Засиделся ты старик в военном лагере, уже и позабыл, что движет молодыми. Что теперь будет, пока Лиан не простит сестру? А простит ли? Малышка Мэй, неужели ты не понимала, что ранишь ее в самое сердце. Вот уж чего я точно не ждал от тебя. Тебе совсем не идет эта роль. И чего ты теперь хочешь добиться, в очередной раз, обманывая сестру? Хорошо, если ты хочешь этого, я дам тебе возможность все исправить. Воспользуйся ей, - Шан налил себе еще чаю, снова посмотрел на своих девочек, но ничего больше говорить не стал.
- Всем нам приходится идти на жертвы ради нашей семьи, поэтому каждый из нас должен доверять каждому. Ведь любая прореха может стоить всем нам и положения, и жизней. Неважно, что и сколько раз в месяц случается. Особенно если Мэй придется надолго покинуть  Пекин. Мы снова вступили в опасную игру и тебе Лиан предстоит оказаться в ее сердце. В ближайшие недели твой полк получит пополнение. Это будут солдаты прошедшие подготовку в Корпусе Ворона, среди них будут и члены твоего старого отряда. Я еще не могу сказать, когда мы сделаем ход, поэтому в любой момент ты должна быть готова повернуть своих людей против евнухов. Я укажу тебе, на кого ты сможешь опереться в Запретном Городе, - генерал вздохнул, вдыхая сладкие ароматы чая.
- А ты Мэй, снова допускаешь одну и ту же ошибку. Нельзя говорить об этом так просто. Если бы нам была нужна смерть Лонг Бэя я бы нашел, кому поручить это. Но он нужен нам как союзник и я надеюсь, что наши семьи останутся прочно связаны вместе и когда меня не станет, даже если нам и пришлось объединиться за пару недель до переворота, чтобы закрепить верность друг другу. Я знаю, ты сумеешь приручить этого дракона. Лонг Бэй может быть и молод, но он опасен и далеко не глуп. Подобная беспечность может тебя сгубить. И не только беспечность, - взгляд Шана остановился на Мэй и стал жестким. – Как я уже говорил, мы не можем позволить себе лжи, ни при каких обстоятельствах. Поэтому, пока у тебя еще есть время, скажи сестре о том, что так терзает твою душу. Расскажи пока ты можешь. Обиды забываются, а неверность ранит навсегда.
Генерал Хоу снова откинулся на спинку своего кресла и стал ждать, что же ответит Мэй. Он согласился не спрашивать ее о интригах, в которые она ввязалась, но это не означало, что он не будет присматривать за ней или что будет поддерживать ее ложь перед сестрой. Сейчас лучшим, что можно было сделать было признаться в малом, пока оно не стало великим. Ведь малое простить куда легче.

+1

12

Как же хотелось двинуть этой пафосной девке в рожу... И почему Мэй всё чаще стала вызывать у Лиан эти приступы гнева, которые и молитвами-то усыпить можно лишь временно?
-Следи за языком, сестрёнка. Хотя чего за ним следить... он уже и так почти всё время ложь несёт. - прошипела Лиан, гневно прищурившись. Последовало несколько неловкое молчание, которое потом постарался исправить отец. Генерал Шан дураком не был, всё прекрасно понял, словно видя Мэй насквозь.
-Приятно будет повидать старых товарищей. И да... я доверюсь Мэй, когда придёт час. Но не раньше. И пожалуйста, не ставь её командующей надо мной. Приказы я готова получать только от тебя.
Вот только отец был немного наивен. Или так же надеялся, что в Мэй ещё осталось что-то честное и человеческое, раз попросил ту признаться. Услышав это, Лиан, пожалуй, впервые в жизни довольно нехорошо ухмыльнулась.
-Да, Мэй. Расскажи нам ещё сказок.

+1

13

"Это... Непрошибаемо!!!"
Иногда, её милая тигрица начинала откровенно раздражать Мэй. Иногда... Она казалась настолько прямолинейной, что Хоу начинала сомневаться в том, что приёмная дочь генерала переняла его осторожность о осмотрительность. Осуждающий взгляд. Тихий, едва слышный вздох.
"Замолчи. Замолчи, дура... Дядюшке сейчас не до наших ссор и твоего уязвлённого самолюбия. Ему нельзя отвлекаться на нас, тем более в эти тревожные дни. Замолчи... Да заткнись ты наконец!"
Мэй резко поднялась на ноги.
- Нет, лучше ты расскажи, моя милая тигрица, - прошипела она, - о чести Золотых Мечей, оставивших императрицу Тянь Цзы по приказу жирного евнуха... И о том, как ты ставишь собственную обиду выше интересов нашей семьи и своего долга. Почтенный дядюшка, позвольте мне покинуть вас.
Не дожидаясь ответа, интриганка буквально выбежала из кабинета Хоу Шана, надеясь, что ей в спину не летит кинжал Лиан, которая в последние дни вела себя совершенно неадекватно. Только закрыв за своей спиной ширму личных покоев, она бросилась на кровать и уткнулась лицом в подушку. Плечи коварной интриганки тряслись, а по щекам катились горькие слёзы.
"Это я во всём виновата... Проклятие... Лиан..."

+1

14

Слова Мэй лишь сильнее распалили обыкновенно спокойного полковника Золотых Мечей. Когда "сестра" изволила удалиться после своей тирады, Лиан выкрикнула ей в ответ:
-Да, беги, вперёд! Ибо за честью Золотых Мечей тебе не угнаться даже за тысячу перерождений!
После этого, буддистка прикрыла лоб ладонью. Как же порой эта девчонка её выбешивала... как она так умудрялась выводить её из равновесия, сначала своей лаской, а теперь - нанося столь глубокие раны, что ни один целитель не способен залечить. Несколько мгновений спустя, девушка выдохнула.
-Прости, папа... Да, я оставила Императрицу. Но вспоминая тот приказ... его передала ведь именно Мэй, со словами "приказ свыше, обсуждению не подлежит". Я бы точно ничего не могла сделать. Извини за эти раздоры между мной и моей... сестрой, - последнее слово Лиан выдавила из себя, едва сдерживая горечь. - это не помешает мне исполнить свой долг.

Отредактировано Sun Lian (2014-10-01 16:08:46)

+1

15

Шан поднялся со своего кресла и обнял свою приемную дочь.
- Тебе не в чем себя винить Лиан. Ты исполнила приказ, как и подобает офицеру. Никто на твоем месте не смог бы ничего изменить. – Генерал хорошо понимал, чего стоит его дочери сдерживать себя, чтобы не разрыдаться, не давать вырваться на волю всей той боли, которую ей причинила «измена» Мэй. Она прекрасно держалась, дав приемному отцу еще один повод гордиться собой.
- Если строишь великие планы, будь готов, что вся их тяжесть обрушится на тебя, когда они столкнутся с помыслами и чувствами тех, кто дорог тебе. Твоей сестре непросто будет усвоить эту истину. И какой бы искусной актрисой она не булла, сейчас она не притворялась. То, что сделала Мэй, причинило ей такую же сильную боль, как и тебе, но у нее нет твоей стойкости. Я знаю, и всегда буду знать, что ты никогда не подведешь меня Лиан. Я горжусь тем, что ты моя дочь, - генерал с улыбкой посмотрел в глаза Лиан, глядя на нее снизу вверх, ведь дочка была почти на голову выше его.
- Тебе трудно понять, зачем это нужно твоей сестре, - Шан вновь стал серьезен. – Мне тоже было непросто. Мэй как и мой покойный брат будет искать свое место под Небом. Память об отце и клеймо, полученное под Сысоевкой гонят ее вперед, и она слишком поздно замечает, какие раны наносит тем, кого любит и самой себе. Даже если бы я заставил ее сойти с этой дороги, она бы все равно вернулась на нее при первой же возможности. Смириться с собой она может только в пути и лучшее что мы можем сделать, это проследить, чтобы она вернулась назад, а не погубила себя.
Генерал снова усадил Лиан в кресло.
- Давай выпьем еще чаю.

Эпизод завершен

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 02.10.17. Наша девочка растёт