По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 10.10.17. Императрица и верный слуга


10.10.17. Императрица и верный слуга

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 10.10.2017
2. Время старта: 18.30
3. Время окончания: 20.00
4. Погода: +13, ясно
5. Персонажи: Хоу Шан, Тян Цзы
6. Место действия: Пекин, Центральный Военный Госпиталь
7. Игровая ситуация: После множества операций по реконструкции сустава, Императрица китайского народа наконец-то приходит в себя. Она еще слишком слаба и врачи запрещают ей вставать, а так же против ее перевода в другую больницу. Неожиданно, в охраняемом внутренней армией госпитале появляется сам Красная собака, Хоу Шан. По личной просьбе генерала Шана, юной Тян Цзы позволяют провести беседу со своим верным подчиненным, которому есть что сказать.
8. Текущая очередность: Хоу Шан, Тян Цзы

0

2

Тянцзы начала урывками приходить в себя еще седьмого октября, когда ее состояние после многочисленных операций стало хоть немного лучше. Поначалу она приходила в сознание часто, но почти сразу теряла его от боли, с которой не могли справиться новейшие китайские препараты. Адаптивные механизмы организма включались постепенно – и без того болезненная девочка тяжело перенесла ранение и так же сложно ей пришлось во время операции. Врачи сотворили чудо, спасая единственную Императрицу Китая от смерти, а кое-кто поговаривал, что целью покушения было не просто убить девочек, но убить их как можно более мучительно.

Но врачи справились. Седьмого октября она плакала почти не переставая, восьмого к вечеру ей стало лучше и она впервые пробыла в сознании дольше минуты. За это время перепуганная, но счастливая медсестра успела только позвать врача – но когда он пришел, Ее Величество уже снова спала.

Вечером девятого малютка Тянцзы не только открыла глаза, но и попыталась говорить. Слышать хриплый и слабый шепот крошечного ребенка было страшно, врачи не решались сказать Императрице ничего о том, что происходит в Китае с момента ее ранения. Девочка просила привести к ней кого-нибудь из евнухов, кто сможет рассказать ей все, и врачамхватило ума доложить Хоу Шану, который взял охрану Императрицы под свою личную ответственность.

Так что когда Тянцзы снова пришла в себя вечером десятого числа, ее уже ждали, но не те, кого она думала увидеть.

+2

3

- Генерал Хоу, у вас будет десять минут, - инструктировал врач. В других обстоятельствах он не позволил бы себе такого – ни подобного тона с высокородным, ни таких фамильярных высказывания об Императрице, но сейчас здоровье Тянцзы было превыше всего. – После этого подействует снотворное и обезболивающее. – Поймав взгляд генерала, врач пояснил. – Мы стараемся держать ее во сне как можно дольше, чтобы первые этапы реабилитации прошли как можно легче для нее. Сейчас она испытывает такую боль, какую вынесет не каждый взрослый.

Медсестра открыла перед ними дверь в приемный покой перед палатами Тянцзы. У входа стояло двое солдат Хоу Шана, столько же стояло с другой стороны небольшой комнатки. Императрицу караулили денно и нощно.

- Ей не следует сейчас волноваться, нельзя шевелить рукой – она может навредить сама себе. Прошу вас дождаться здесь, пока она придет в себя, и только потом заходить в комнату, чтобы не пугать ее.

+1

4

Генерал Хоу понимающе кивнул в ответ врачу. Если бы он и старался сосчитать каждый свой визит в различные госпитали, он все равно давно бы сбился со счета. Шан, сам был ранен не раз, раны получали его сослуживцы, друзья, оба старших сына, а теперь еще и дочери. Так что он многое понимал в ранах и что чувствуют раненные. Вот только на этот раз пуля нашла маленькую девочку, служившую символом единства и надежд для большинства граждан Китайской Федерации.
- Малютка еще долго от этого не оправится. Ее разыграли как пешку, и если потребуется, разыграют еще раз. Но на этот раз Британцы зарвались. Пусть Тян Цы всего лишь ребенок, но она наша Императрица, Детя Неба. Когда мы покончим с евнухами в Поднебесной, я заставлю ответить за это каждого причастного. «Демонам Псам» надлежит являться к грешникам, избегнувшим наказания, чтобы нести возмездие. И когда придет время, мы исполним свое предназначение.
Если уж говорить по правде, Шан покривил душой. Как минимум на его племянницу кара не распространился, а те невзгоды, что судьба послала ей в последнее время, покажутся не более чем досадной мелочью, по сравнению с тем, что ждет истинных виновников. Скорее всего, именно Мэй сможет вывести на их след, но для этого придет время позже. Сейчас любые британские союзники необходимы Поднебесной как никогда. Как и ненависть всех честных граждан к коррумпированным кастратам, обнаглевшим от безнаказанности до того, что замыслили убить императрицу. И генерал Хоу со своими приближенными будут делать вид, что ничего не видели, не слышали и уж точно ничего не скажут.
Генерал откинулся на спинку кресла и посмотрел на пятна облупившейся штукатурки в углу коридора, затем на поднос с чаем стоящий перед ним.
- Теперь Императрицу охраняют не гвардейцы, а мои люди. И только я отвечаю за нее. Она заслуживает услышать от меня правду о том, что происходит в стране, но о крови, пролившейся за последнюю неделю.
Раз уж на то пошло, когда-нибудь Тян Цы все равно придётся познать всю жестокость жизни, если ей суждено стать чем-то большим, чем красивая кукла на троне. Как знать, может Династия Тян, будет куда долговечнее, чем казалось. Все может быть. Но для своих лет Императрица вытерпела уже более чем достаточно. Нет, Хоу Шан не был лицемером и за годы службы во Внутренней Армии видел малышей, которым пришлось куда тяжелее, но за тем он и делал все от него зависящее, поддерживая мир в Поднебесной, чтобы им больше не пришлось страдать. Многое ли удалось изменить «Кровавой Собаке», по чьему приказу города превращались в пепелища, жены становились вдовами, а дети сиротами? Можно ли было с уверенностью сказать, что это стоило того? Генерал Хоу никогда не искал себе оправданий за то, что уже не изменить. И знал, что все сделал правильно. Он сохранял Поднебесную для будующих поколений, и даже если те кто придет после, будут проклинать его и «демонов псов» за этот дар, что-же пусть. Иного способа одолеть терзающие Китайскую Федерацию болезни, генерал не видел. И лишь надеялся, что ему хватит времени дожить до конца того Хаоса, что начался незадолго до его рождения.
Наконец из палаты появился врач и сообщил что  Дитя Неба очнулась. Поблагодарив его Шан вошел внутрь.

Отредактировано Хоу Шан (2014-07-15 22:06:39)

+2

5

Сознание возвращалось плавным, мерным течением, а вместе с ним в худое дно маленькой лодочки просачивалась боль. Потрепанные штормовыми ветрами паруса устало опустились в ожидании попутных – а течение тем временем уносило все под откос, к обрыву.

Глаза не восстановились после длительного сна – все было словно в тумане, приглушенный свет в комнате казался абсолютной тьмой, в которой изредка всплывали чьи-то фигуры. Одна фигура склонилась над Тянцзы, а потом исчезла. Что-то тихо запиликало, послышался тихий шаркающий звук.

Евнухи. Конечно. Она просила пригласить к ней евнухов.

Подслеповатые глаза выделили очертания человека – и Тянцзы с трудом осознала, что пришедший человек всего лишь один, тогда как евнухи обычно ходили вместе, хотя бы по двое. Императрица прищурилась – фигура тоже не была похожа ни на одну из знакомых девочке. Если она и встречала этого человека прежде – сейчас она была не в силах вспомнить об этом.

- Кто вы? – Тихий хрип с иссушенных губ. Императрица была похожа на призрака – слабая, изможденная и исхудавшая, с прозрачной кожей, за которой проступали тонкие вены. Голос, едва слышный, был пределом ее возможностей – даже пожелай она закричать, получилось бы не громче. Чтобы слышать ее, пришлось бы склониться над больничной койкой.

Врага не пустили бы к ней, а значит это друг, кем бы он ни был. Хотелось улыбнуться другу – но едва ли кто-то смог бы заметить чуть приподнятые уголки губ, пусть даже они и были чрезвычайным напряжением для обессилевшей девочки.

+2

6

- Приветствую Божественную Дочь Неба, - тихо произнес генерал Хоу, склоняясь в церемониальном поклоне. Ему приходилось говорить с предшественниками Тян Цы на троне, но сегодня впервые он говорил с Императрицей наедине. Пожалуй, ревнителей старинных канонов возмутило бы то, что честь императрицы сейчас охраняют не евнухи или высокородные придворные дамы, а медсестра из военного госпиталя. Только кто сейчас будет слушать этих ревнителей?
Глаза девочки были наполнены болью, но у нее было сильное сердце и сейчас Шан уверился, что она обязательно выкарабкается. Сейчас ей бы пошло на пользу присутствие кого-нибудь близкого, но никого подходящего у Императрицы Китая не было. Именно поэтому сейчас она позвала именно евнухов, в обществе которых она выросла. Ведь кастраты ревностно и жестоко оберегали свою привилегию быть подле Дитя Неба и никого не подпускали к ней. По крайней мере, эту заразу Хоу Шан и его союзники искоренят окончательно. В Запретном Городе они больше не появятся, для них просто не будет места в Китайской Федерации. Найдутся куда более достойные люди чтобы заботиться об Императрице и оберегать ее. У генерала Хоу уже были планы на этот счет.
- Я генерал Хоу Шан, командующий «Войском Черного Знамени». Сейчас на меня возложена честь защищать Божественную Правительницу Поднебесной. Я был извещен, что вы желали видеть старших евнухов. С прискорбием вынужден сообщить вам, что сейчас это невозможно. Я надеюсь, что смогу исполнить для вас то, что вы желали поручить им.
В его словах не было ни намека на ужасы событий происходивших в последние дни. Шан не мог сразу обрушить на Императрицу все случившееся после покушения, даже если времени было так мало. Если же сегодня он не успеет все рассказать, то пусть Дитя Неба еще немного побудет в неведении. Вся правда сейчас лишь затруднила бы ее выздоровление.

+1

7

Голос был незнаком, но названные регалии вкупе с пониманием, что врага не допустили бы в палаты, вызывали симпатию и уважение.

- Подойдите ближе, друг, - прошептала Императрица слабый даже не приказ – каприз.

По тончайшим трубочкам в ее вены втекали снотворное и обезболивающее, отсчитывая капельками отведенное ей время.

- Мы хотим знать…

Вот только что? Слишком много вопросов.

Что с народом Китая? Они так долго не видели свою Императрицу, а теперь ее ранили… Люди Китайской Федерации любят Тянцзы – так всегда учили маленькую Цзян Лихуа. Они, должно быть, умирают от страха за ее жизнь.

Почему не смогли прийти евнухи? Они всегда были рядом с ней, и хотя их навязчивое внимание часто напрягало, но это были не более чем капризы маленькой девочки – они желали ей добра и заботились о ней.

Почему ее защитой занимаются не Золотые Мечи, а Войско Черного Знамени? Тянцзы всегда учили, что именно Золотые Мечи – краса и гордость ее стражи, последний оплот, который не подпустит к ней врага. Подпустили… А теперь их и вовсе нет рядом.

Что с Мирцеллой и Джино? Не пострадали ли британские друзья Императрицы? Не упал ли на них гнев евнухов, когда они начали выяснять, кто виноват в покушении на Тянцзы?

Когда ее отпустят отсюда? Когда она сможет просыпаться надолго?

Цзян Лихуа боялась заглядывать глубже, ведь вопросов станет только больше. Стоило расставить эти вопросы в приоритетном порядке, но это оказалось непростой задачей.

- Мы хотим знать, что с народом Китая, - наконец решилась она. Она Императрица, и благополучие ее людей для нее – первостепенная задача. – Расскажите нам все.

+1

8

- Люди Поднебесной, прибывают в смятении и тоске, после трагедии, случившейся с вами, - ответил  генерал Хоу, тщательно подбирая слова. – Ваши подданные каждый день и каждую ночь, молятся о вашем исцелении и вести о том, что вы поправляетесь, вселяют в них радость и надежду. Но с горечью должен сообщить вам, что среди народа Китая нашлись те, кто больше не достоин, называться людьми, после тех чудовищных злодейств, что они совершили. И что хуже всего, они были среди ваших придворных, Божественная Императрица.
Стоило признать, Тян Цы порадовала Шана своим первым вопросом.  Дарование ли это было, или воспитание, но она держалась как подобает владычице Китая. И хвала Нефритовому Императору Юй-ди, евнухи уже не смогут испортить эту девочку. Ее будующее все еще было неопределенно, но Хоу Шан сделает все, что в его силах, чтобы Китайская Федерация, наконец, обрела достойного правителя.
Когда-то давно молодой офицер, вернувшийся из Британии, был уверен, что ему по силам вновь облагородить Китая и возродить его утраченную славу. Это было очень давно. За прошедшие годы генерал познал и триумф, и тяжелейшее поражение. Он не останавливался, не сворачивал с пути, но все равно был далек от своей цели. И наконец, он дождался возможности воплотить ее в жизнь. Многие в Китае до сих пор отказывались в это верить, но страна вновь вошла в пучину гражданской войны. Этого уже никто не в силах был изменить. Но значение имело лишь то, закончится ли эта война как предыдущая, уничтожившая практически всю правящую династию, разорившая страну и окончательно отдавшая все рычаги верховной власти старшим евнухам, или же станет началом истинного очищения Поднебесной. Очищения и нового будующего, символом которого была маленькая Тян Цы.
- Солдатам, охранявшим площадь удалось схватить убийцу, посягнувшему на священную жизнь Божественной Императрицы, - Шан внимательно следил за реакцией Тян Цы, зная как тяжело будет ей услышать правду. Но, не рассказав, он не смог бы честно ответить на вопрос Императрицы, а она заслуживала правды. Тем более, она заслуживала того, что даст ей сил идти дальше. – Он признался, что его руку направляли старшие евнухи. Несмотря на то, что они пытались всеми силами скрыть свое предательство, были обнаружены неопровержимые доказательства. К сожалению слухи об этом дошли до простых граждан, до того как верные вам люди смогли подготовить арест Евнухов. Народ годами терпел их злоупотребления и узнав о том, что они пытались убить вас люди вознегодовали. Я и генерал Лонг Бэй собрали надежные войска и пять дней назад мы готовились арестовать изменников в Запретном Городе и их прислужников по всему Пекину. К сожалению, среди нас оказался предатель, который выдал  наш план Евнухам. И прежде чем верные вам солдаты выступили, изменники бежали из столицы. Они намеревались тайно увезти вас, распустив слухи что я и генерал Лонг Бэй их верные сообщники и наши войска идут поддержать ненавистных народу предателей и убийц. Затем от вашего имени они бы объявили жителей Пекина мятежниками и бросили бы на них армию. К счастью наши солдаты не позволили им добраться до вас и сейчас «Войско Черного Знамени» и солдаты генерала Лонг Бэя наводят порядок в городе. Но, к сожалению, Старшим евнухам удалось сбежать из Пекина и их яд все еще отравляет душу нашего народа. Многие люди все еще верят посеянной ими лжи и столица Федерации до сих пор не знает покоя. И все же, Дочери Неба не стоит тревожиться. Множество преданных и честных людей по всей стране, не забывших о своем долге, встали на защиту Поднебесной. Все пять Северных Варлордов будут сражаться за вас. Через три дня они соберутся в Пекине, чтобы вместе выступить против изменников.

+2

9

Тихий писк приборов ускорился, выдавая волнение маленькой Императрицы – она закрыла глаза, слушая новости из уст Хоу Шана, и, кажется, стала еще бледнее.
Как ей вынести эти новости? Как принять, что те, кого она привыкла считать вернейшими друзьями, вдруг предали ее?
Постепенно все вставало на свои места. Стало ясно, почему на ее зов не пришли евнухи, но прибыл военнокомандующий. Стало понятно так же и то, почему палаты эти ей незнакомы – болезненная девочка немало времени провела в больничных покоях в Запретном Городе, но в этот раз она явно была в другом месте.
И больнее всего ударила весть о войне. Хоу Шан не назвал ее так напрямую, но даже маленькая Тян Цзы понимала, что речь идет о войне – самой страшной, потому что в этой войне китаец сражается с китайцем.
Когда она вновь подняла багровый взгляд, в глубине ее глаз плескалась боль – и это уже была не боль раненой и перенесшей несметное число операций девочки, но совсем еще юного, в чем-то наивного правителя Китая, переживающего за каждого своего подданного.
- Наш друг Хоу Шан, - зашептали потрескавшиеся, пересохшие губы. – Мы…
Тян Цзы запнулась. Это ее вина. Если бы она не настояла на свадебном празднике – никого бы не ранили, и ничего бы этого не случилось, все были бы целы и невридимы…
В памяти всплыло испуганное лицо Джино, бросившегося к ней, когда она уже теряла сознание от боли. Что теперь с ним и британской принцессой?
- …Мы… Мы хотим, чтобы все в Китае знали – мы против войны. Мы не хотим, чтобы кто-то еще пострадал.
Девочка отвернулась, пряча слезы, побежавшие по бледным щекам.
- Что с нашими британскими.. гостями?.. Мирцелла, Джино… - Тян Цзы хотела сказать «друзьями», но в последний миг оправилась. – С ними все хорошо?..

+2

10

Что сейчас генерал мог сказать своей императрице, чтобы хоть немного унять терзавшую ее боль. Теперь он увидел, что Тян Цы поняла то, что он не высказал прямо. Покоя неведения у нее уже не будет, а вскоре не станет и покоя наивности. Может быть, стоило бы потянуть время, пока девочка не уснет? Но чем тогда Шан будет отличаться от евнухов, за изгнание которых из Пекина пришлось заплатить тяжелую цену, и еще дороже будет изгнать их из Китая. Евнухи врали и Тян Цы, и тем, кто сидел на троне до нее, врали потому что так было проще и удобнее. Генерал Хоу скажет ей тяжелую правду и взвалит на нее еще одно тяжкое бремя. Потому что никто другой не сможет стать правителем, в котором сейчас так нуждается Китай. Если евнухам все-таки удастся выиграть эту войну, Тян-Цы ждет судьба их марионетки и разменной монеты в их играх. Если же победу одержат лоялисты, Хоу Шан позаботится о том, чтобы Дитя Неба выучила еще множество тяжелых и жестоких уроков. Потому что это необходимо для Поднебесной. Генерал уже продумывал вперед, как же ответить на новые вопросы. И ему было приятно, что Императрица назвала его другом. Ведь у нее сейчас не было никого рядом, кроме британской принцессы и ее стража. На кого ей теперь надеяться, кроме старика которого она видит впервые в жизни и нескольких генералов, о которых что-то слышала.
Еще раз, взглянув в глаза маленькой, Шан понял, что она чувствует и что причиняет ей самую большую боль.
- Не вините себя, Божественная, - внучка генерала была ровесницей императрицы и он лишь надеялся, что препараты скорее подействуют, дав Тян Цы избавление хоть на короткое время. Жаль, что исполняя свой долг, он мало чем может дать ей утешение. – Изменники окружавшие вас, оказались ничем не лучше зверей. Даже если бы вы никогда не покидали Запретного Города, они все равно попытались бы притворить свои подлые замыслы в жизнь. К счастью, на площади были честные и преданные вам солдаты, которые не позволили убийце скрыться. Если бы это произошло во дворце, где власть евнухов была сильна как нигде, все могло бы кончиться еще хуже. Даже если Поднебесной и предстоят тяжелые испытания, она уже спасена от судьбы куда худшей и ваши подданные знают это. Чего бы нам не стоило, мы больше не позволим предателям и их сообщникам разрушать нашу страну. Ваш народ знает, что вы не желаете этой войны. Ее желают алчные предатели, готовые на все, чтобы избежать справедливого воздаяния за свою измену и алчность. Под их знамена люди встанут из страха, по незнанию или повинуясь низменным, корыстным чувствам. Они не будут сражаться за изменников до последнего. Когда во всей стране станет известно, что против евнухов выступили лучшие воины Китая, многие их солдаты оставят их армии и сложат оружие. Поднебесная не желает больше их терпеть. Моя скорбь тем тяжелее, ведь мои дочери служили в императорской гвардии, и сами того не зная, выполняли распоряжения евнухов, позволившие убийце покуситься на вашу жизнь. Я клянусь, что сделаю все, чтобы смыть позор, павший на мою семью.
Генерал еще раз поклонился Дочери Неба. Одно за одно, только так. Всех кто охранял императрицу во время торжества, коснулся позор, хоть и без их вины. Но когда лоялисты одержат победу, это уже не будет иметь значения.
- Прошу простить меня за еще одну скорбную весть Божественная. Ваша благородная гостья пострадала во время покушения. Ее жизнь и здоровье уже вне опасности, она тоже находится здесь. А ее страж неотлучно бережет ее покой.

0

11

- Не вините себя, добрый друг, - шепнула крошечная Тян Цзы, опуская тяжелые веки. В темноте было легче – там она не знала о войне, о боли, о предательстве евнухов и ранении подруги. Она снова хотела вернуться туда – в безмятежный сон, длившийся столь долго и столь мало одновременно. Цзян Лихуа была лишь маленькой девочкой, не готовой ко всему, что творилось вокруг нее.
Одно она знала верно – там, во тьме, ей было тепло и спокойно. В голове уже было мутно – и малышка знала, что вот-вот уснет. Ей многого не надо – она слишком слаба, чтобы сопротивляться действию лекарств и усталости.
Но вспоминая лучезарную улыбку такой светлой и радостной Мирцеллы, представляя ее среди злых евнухов или среди беснующейся вооруженной толпы, маленькая Тян Цзы понимала, что она не может бросить свою британскую подругу. Не сейчас, не в такой ситуации. Если Мирцелла ранена, то лучше всего ей будет дома – Цзян Лихуа была уверена в этом. Она сама хотела бы оказаться дома, в саду, где вместе с британской принцессой они слушали музыку ветра и впервые делились сокровенными тайнами.
- Просим вас, друг: пусть наша гостья как можно скорее вернется домой.
Ей нужно попасть домой – так будет лучше, вернее, безопаснее для Мирцеллы.
Веки слишком тяжелые, чтобы открыть глаза, но маленькая Тян Цзы борется ради возможности услышать ответ генерала Шана. Услышать, что Мирцелла будет в безопасности, дома.

0

12

Шан не знал, что императрица так привязалась к британской принцессе. Хотя удивляться тут было нечему, ведь Мирцелла была возможно первым ребенком, допущенным к Тян Цзы. Конечно, после случившегося она должна была отбыть на родину. Вот только сейчас это было невозможно. Девочка только начала оправляться от ранения, любая транспортировка была небезопасна. Особенно в незамиренной столице. Любая случайность здесь могла обернуться катастрофой. Генерал Хоу не мог позволить подвергнуть британскую принцессу опасности во второй раз. Небольшая группа охраны могла стать легкой добычей для отряда профессионалов, который наверняка найдется у организаторов волнений. Большой конвой может спровоцировать новые массовые беспорядки, особенно если в народ опять кинут клич, что Императрицу увозят из столицы. Мирцелла ни в коем случае не должна пострадать, пока находится под защитой собранного Регентского Совета, который, несмотря на все подозрения, нуждается в британской поддержке. А значит должна остаться под защитой проверенных солдат в Центральном Госпитале. Но как объяснить все это раненному ребенку, из последних сил держащемуся за непосильную для такой крошки боль, чтобы удостовериться в том, что ее подруга будет в безопасности? Шан посмотрел на Императрицу и заговорил:
- Я сделаю все зависящее от меня, чтобы как можно скорее исполнить ваше желание. Благородная гостья Божественной Императрицы вернется домой, как только мы сможем быть уверены в безопасности ее пути. Но сейчас она еще слишком слаба и нуждается в лечение. Вашей благородной гостье слишком опасно покидать госпиталь в таком состоянии. Улицы Пекина еще не отчищены от восставших, и они могут попытаться причинить ей вред. Я не могу допустить, чтобы ваша благородная гостья вновь подвергалась опасности.
Генерал видел, с какой надеждой смотрит на него Императрица, но ничего не мог поделать. Тян Цзы хотела что-то еще сказать, но у нее уже не хватило сил бороться с усталостью и лекарствами. Беловолосая головка девочки опустилась на подушку, алые глаза, наконец, сомкнулись.
Хоу Шан осторожно вышел из палаты, пропустив туда приставленную к Императрице медсестру, тут же беззвучно закрывшую дверь за визитером.

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 10.10.17. Императрица и верный слуга